StudyEnglishWords

4#

Братья Карамазовы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Братья Карамазовы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 886 из 1024  ←предыдущая следующая→ ...

But the doctor detected mania, above all, in the fact that the prisoner could not even speak of the three thousand roubles, of which he considered himself to have been cheated, without extraordinary irritation, though he could speak comparatively lightly of other misfortunes and grievances.
Но особенно усматривал доктор эту манию в том, что подсудимый даже не может и говорить о тех трех тысячах рублей, в которых считает себя обманутым, без какого-то необычайного раздражения, тогда как обо всех других неудачах и обидах своих говорит и вспоминает довольно легко.
According to all accounts, he had even in the past, whenever the subject of the three thousand roubles was touched on, flown into a perfect frenzy, and yet he was reported to be a disinterested and not grasping man.
Наконец, по справкам, он точно так же и прежде, всякий раз, когда касалось этих трех тысяч, приходил в какое-то почти исступление, а между тем свидетельствуют о нем, что он бескорыстен и нестяжателен.
"As to the opinion of my learned colleague," the Moscow doctor added ironically in conclusion "that the prisoner would, entering the court, have naturally looked at the ladies and not straight before him, I will only say that, apart from the playfulness of this theory, it is radically unsound.
For though I fully agree that the prisoner, on entering the court where his fate will be decided, would not naturally look straight before him in that fixed way, and that that may really be a sign of his abnormal mental condition, at the same time I maintain that he would naturally not look to the left at the ladies, but, on the contrary, to the right to find his legal adviser, on whose help all his hopes rest and on whose defence all his future depends."
«Насчет же мнения ученого собрата моего, – иронически присовокупил московский доктор, заканчивая свою речь, – что подсудимый, входя в залу, должен был смотреть на дам, а не прямо пред собою, скажу лишь то, что, кроме игривости подобного заключения, оно, сверх того, и радикально ошибочно; ибо хотя я вполне соглашаюсь, что подсудимый, входя в залу суда, в которой решается его участь, не должен был так неподвижно смотреть пред собой и что это действительно могло бы считаться признаком его ненормального душевного состояния в данную минуту, но в то же время я утверждаю, что он должен был смотреть не налево на дам, а, напротив, именно направо, ища глазами своего защитника, в помощи которого вся его надежда и от защиты которого зависит теперь вся его участь».
The doctor expressed his opinion positively and emphatically.
Мнение свое доктор выразил решительно и настоятельно.
But the unexpected pronouncement of Doctor Varvinsky gave the last touch of comedy to the difference of opinion between the experts.
Но особенный комизм разногласию обоих ученых экспертов придал неожиданный вывод врача Варвинского, спрошенного после всех.
In his opinion the prisoner was now, and had been all along, in a perfectly normal condition, and, although he certainly must have been in a nervous and exceedingly excited state before his arrest, this might have been due to several perfectly obvious causes, jealousy, anger, continual drunkenness, and so on.
На его взгляд, подсудимый как теперь, так и прежде, находится в совершенно нормальном состоянии, и хотя действительно он должен был пред арестом находиться в положении нервном и чрезвычайно возбужденном, но это могло происходить от многих самых очевидных причин: от ревности, гнева, беспрерывно пьяного состояния и проч.
But this nervous condition would not involve the mental abberation of which mention had just been made.
Но это нервное состояние не могло заключать в себе никакого особенного «аффекта», о котором сейчас говорилось.
As to the question whether the prisoner should have looked to the left or to the right on entering the court, "in his modest opinion," the prisoner would naturally look straight before him on entering the court, as he had in fact done, as that was where the judges, on whom his fate depended, were sitting.
So that it was just by looking straight before him that he showed his perfectly normal state of mind at the present.
The young doctor concluded his "modest" testimony with some heat.
Что же до того, налево или направо должен был смотреть подсудимый, входя в залу, то, «по его скромному мнению», подсудимый именно должен был, входя в залу, смотреть прямо пред собой, как и смотрел в самом деле, ибо прямо пред ним сидели председатель и члены суда, от которых зависит теперь вся его участь, «так что, смотря прямо пред собой, он именно тем самым и доказал совершенно нормальное состояние своего ума в данную минуту», – с некоторым жаром заключил молодой врач свое «скромное» показание.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1