StudyEnglishWords

4#

Братья Карамазовы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Братья Карамазовы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 980 из 1024  ←предыдущая следующая→ ...

To murder such a father- that's inconceivable.
О, убить такого отца – да это невозможно и помыслить!
Gentlemen of the jury, what is a father- a real father?
What is the meaning of that great word?
What is the great idea in that name?
Господа присяжные, что такое отец, настоящий отец, что это за слово такое великое, какая страшно великая идея в наименовании этом?
We have just indicated in part what a true father is and what he ought to be.
Мы сейчас только указали отчасти, что такое и чем должен быть истинный отец.
In the case in which we are now so deeply occupied and over which our hearts are aching- in the present case, the father, Fyodor Pavlovitch Karamazov, did not correspond to that conception of a father to which we have just referred.
В настоящем же деле, которым мы так все теперь заняты, которым болят наши души, – в настоящем деле отец, покойный Федор Павлович Карамазов, нисколько не подходил под то понятие об отце, которое сейчас сказалось нашему сердцу.
That's the misfortune.
Это беда.
And indeed some fathers are a misfortune.
Да, действительно, иной отец похож на беду.
Let us examine this misfortune rather more closely: we must shrink from nothing, gentlemen of the jury, considering the importance of the decision you have to make.
Рассмотрим же эту беду поближе – ведь ничего не надо бояться, господа присяжные, ввиду важности предстоящего решения.
It's our particular duty not to shrink from any idea, like children or frightened women, as the talented prosecutor happily expresses it.
Мы даже особенно не должны бояться теперь и, так сказать, отмахиваться от иной идеи, как дети или пугливые женщины, по счастливому выражению высокоталантливого обвинителя.
"But in the course of his heated speech my esteemed opponent (and he was my opponent before I opened my lips) exclaimed several times,
'Oh, I will not yield the defence of the prisoner to the lawyer who has come down from Petersburg.
I accuse, but I defend also!'
He exclaimed that several times, but forgot to mention that if this terrible prisoner was for twenty-three years so grateful for a mere pound of nuts given him by the only man who had been kind to him, as a child in his father's house, might not such a man well have remembered for twenty-three years how he ran in his father's back-yard, without boots on his feet and with his little trousers hanging by one button'- to use the expression of the kindhearted doctor, Herzenstube?
Но в своей горячей речи уважаемый мой противник (и противник еще прежде, чем я произнес мое первое слово), мой противник несколько раз воскликнул: „Нет, я никому не дам защищать подсудимого, я не уступлю его защиту защитнику, приехавшему из Петербурга, – я обвинитель, я и защитник!“ Вот что он несколько раз воскликнул и, однако же, забыл упомянуть, что если страшный подсудимый целые двадцать три года столь благодарен был всего только за один фунт орехов, полученных от единственного человека, приласкавшего его ребенком в родительском доме, то, обратно, не мог же ведь такой человек и не помнить, все эти двадцать три года, как он бегал босой у отца „на заднем дворе, без сапожек, и в панталончиках на одной пуговке“, по выражению человеколюбивого доктора Герценштубе.
"Oh, gentlemen of the jury, why need we look more closely at this misfortune, why repeat what we all know already?
О господа присяжные, зачем нам рассматривать ближе эту „беду“, повторять то, что все уже знают!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1