7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2118 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 139 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

We ought to get together and show the black man, yes, and the yellow man, his place.
Надо бы нам всем сплотиться по-настоящему и указать черным, — да, кстати, и желтым, — их место.
Now, I haven’t got one particle of race-prejudice.
Нет, вы не думайте, что у меня есть расовые предрассудки.
I’m the first to be glad when a nigger succeeds—so long as he stays where he belongs and doesn’t try to usurp the rightful authority and business ability of the white man.”
Я первый радуюсь, когда этакой черной образине повезет, — лишь бы он сидел, где ему положено, и не пытался присвоить себе законную власть и деловой авторитет белого человека.
“That’s the i.!
— Это в точку!
And another thing we got to do,” said the man with the velour hat (whose name was Koplinsky), “is to keep these damn foreigners out of the country.
И еще нам надо вот что сделать, — заговорил человек в фетровой шляпе (кстати, его фамилия была Коплинский), — не пускать этих проклятых иностранцев в Америку.
Thank the Lord, we’re putting a limit on immigration.
Слава богу, уже есть закон об ограничении иммиграции.
These Dagoes and Hunkies have got to learn that this is a white man’s country, and they ain’t wanted here.
Эти итальяшки и всякая немчура должны знать, что тут — страна белого человека и никому они тут не нужны.
When we’ve assimilated the foreigners we got here now and learned ‘em the principles of Americanism and turned ‘em into regular folks, why then maybe we’ll let in a few more.”
Может быть, когда мы всех иностранцев, которые уже тут живут, заставим ассимилироваться и приучим их к американскому образу жизни, сделаем из них настоящих людей, — может быть, тогда мы кой-кого и впустим.
“You bet.
— Верно!
That’s a fact,” they observed, and passed on to lighter topics.
Факт! — согласились все и перешли к более простым темам.
They rapidly reviewed motor-car prices, tire-mileage, oil-stocks, fishing, and the prospects for the wheat-crop in Dakota.
Мимоходом были затронуты и цены на автомобили, и качество шин, и нефтяные акции, и рыбная ловля, и виды на урожай пшеницы в Дакоте.
But the fat man was impatient at this waste of time.
Но толстяка разбирало нетерпение — столько времени уходит зря!
He was a veteran traveler and free of illusions.
Это был старый коммивояжер, давно лишившийся всяких иллюзий.
Already he had asserted that he was “an old he-one.”
Он уже сказал о себе:
«Я старый греховодник».
He leaned forward, gathered in their attention by his expression of sly humor, and grumbled,
И сейчас он наклонился вперед, подмигнул всем с хитрым видом и пробурчал:
“Oh, hell, boys, let’s cut out the formality and get down to the stories!”
«Ну, хватит, ребятки!
Бросьте вы эти официальные разговоры!
Как насчет анекдотцев?»
They became very lively and intimate.
Тут разговор стал совсем веселым и интимным.
Paul and the boy vanished.
Поль и юноша сразу ушли.
The others slid forward on the long seat, unbuttoned their vests, thrust their feet up on the chairs, pulled the stately brass cuspidors nearer, and ran the green window-shade down on its little trolley, to shut them in from the uncomfortable strangeness of night.
Остальные развалились на диване, расстегнули жилетки, задрали ноги на стулья и, пододвинув поближе тяжелые медные плевательницы, спустили зеленую шторку на окне, чтобы отгородиться от неуютной, непривычной тьмы.
After each bark of laughter they cried,
После каждого взрыва хохота кто-нибудь кричал:
“Say, jever hear the one about—” Babbitt was expansive and virile.
«А это слыхали?..»
Бэббит тоже разоткровенничался по-мужски.
When the train stopped at an important station, the four men walked up and down the cement platform, under the vast smoky train-shed roof, like a stormy sky, under the elevated footways, beside crates of ducks and sides of beef, in the mystery of an unknown city.
Когда поезд остановился на большой станции, все четверо вышли на перрон, погуляли под задымленной крышей, похожей на облачное небо, прошлись под пешеходными мостами, между ящиками с битой птицей и мясом, в таинственной атмосфере незнакомого города.
скачать в HTML/PDF
share