7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 153 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

     Good old Zenith,
     Our kin and kith,
     Wherever we may be,
     Hats in the ring,
     We blithely sing
     Of thy Prosperity.
Люблю я старый Мой Зенит, Пей за него до дна, Пускай он Будет знаменит, Пусть в нем цветет весна!
Warren Whitby, the broker, who had a gift of verse for banquets and birthdays, had added to Frink’s City Song a special verse for the realtors’ convention:
Уоррен Уитби, биржевой маклер, мастак по части поздравительных и праздничных стишков, присочинил к гимну Фринка специальную строфу, посвященную съезду посредников по продаже недвижимости:
     Oh, here we come,
     The fellows from
Мы все дельцы.
     Zenith, the Zip Citee.
Во все концы Пускай звенит Зенит!
     We wish to state
     In real estate
     There’s none so live as we.
В том благодать, Чтоб дом продать Нам всюду путь открыт.
Babbitt was stirred to hysteric patriotism.
Бэббит впал в форменную истерику от патриотизма.
He leaped on a bench, shouting to the crowd:
Он вскочил на скамью, выкрикивая во весь голос:
“What’s the matter with Zenith?”
— Каков Зенит?
“She’s all right!”
— Херо-ооош!
“What’s best ole town in the U.
S.
A.?”
— Какой лучший город в Америке?
“Zeeeeeen-ith!”
— Зени-ниииит!!!
The patient poor people waiting for the midnight train stared in unenvious wonder—Italian women with shawls, old weary men with broken shoes, roving road-wise boys in suits which had been flashy when they were new but which were faded now and wrinkled.
Равнодушно-удивленными глазами смотрели на все это бедняки, терпеливо ждавшие ночного поезда, — итальянки в больших платках, старики в рваных ботинках, видавшие виды сезонники в выгоревших мятых пиджаках, которые когда-то были новыми и чистыми.
Babbitt perceived that as an official delegate he must be more dignified.
Бэббит вдруг подумал, что ему, как официальному делегату, надо вести себя более солидно.
With Wing and Rogers he tramped up and down the cement platform beside the waiting Pullmans.
Вместе с Уингом и Роджерсом он пошел прогуляться по бетонированной платформе мимо пульмановских вагонов.
Motor-driven baggage-trucks and red-capped porters carrying bags sped down the platform with an agreeable effect of activity.
Самоходные тележки с багажом, носильщики в красных фуражках, нагруженные чемоданами, создавали вокруг приятную суету.
Arc-lights glared and stammered overhead.
Дуговые фонари ярко горели над головой и мигали, словно заикаясь.
The glossy yellow sleeping-cars shone impressively.
Важно блестели лакированные стенки желтых спальных вагонов.
Babbitt made his voice to be measured and lordly; he thrust out his abdomen and rumbled,
Бэббит старался говорить размеренным, барственным голосом.
Выпятив животик, он гудел:
“We got to see to it that the convention lets the Legislature understand just where they get off in this matter of taxing realty transfers.”
— Мы должны непременно добиться, чтобы съезд заставил законодательные органы понять, что им так легко не сойдет с рук, если они начнут облагать налогами купчие на недвижимость.
Wing uttered approving grunts and Babbitt swelled—gloated.
Уинг одобрительно хмыкал, и Бэббита распирало от гордости.
The blind of a Pullman compartment was raised, and Babbitt looked into an unfamiliar world.
В одном из пульмановских вагонов занавеска была поднята, и Бэббит заглянул в недоступный мир.
The occupant of the compartment was Lucile McKelvey, the pretty wife of the millionaire contractor.
В купе сидела Люсиль Мак-Келви, хорошенькая жена миллионера-подрядчика.
Possibly, Babbitt thrilled, she was going to Europe!
«А вдруг, — с трепетом подумал Бэббит, — а вдруг она уезжает в Европу?»
On the seat beside her was a bunch of orchids and violets, and a yellow paper-bound book which seemed foreign.
На диване рядом с ней лежал букет фиалок и орхидей и книга в желтой обложке, явно на иностранном языке.
While he stared, she picked up the book, then glanced out of the window as though she was bored.
Он смотрел во все глаза, как она взяла книгу, потом подняла скучающий взгляд на окно.
скачать в HTML/PDF
share