7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2121 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 192 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

He presided at meetings for the denunciation of unions or the elevation of domestic service, and confided to the audiences that as a poor boy he had carried newspapers.
Он председательствовал на собраниях, посвященных разоблачению профсоюзов или улучшению обслуживания, и сообщал присутствующим, что рос в бедности и, будучи мальчишкой, торговал газетами.
For the Saturday edition of the Evening Advocate he wrote editorials on
Для субботних вечерних выпусков
«Адвоката» он писал передовицы
“The Manly Man’s Religion” and
«Религия настоящего мужчины» или
“The Dollars and Sense Value of Christianity,” which were printed in bold type surrounded by a wiggly border.
«Доллары и здравый смысл в свете Христова учения», — и эти статьи печатались крупным шрифтом, в затейливой рамке.
He often said that he was “proud to be known as primarily a business man” and that he certainly was not going to “permit the old Satan to monopolize all the pep and punch.”
Он любил говорить, что «гордится своей репутацией дельца» и что он, конечно, «не позволит старому сатане взять монополию на деловую хватку и сметку».
He was a thin, rustic-faced young man with gold spectacles and a bang of dull brown hair, but when he hurled himself into oratory he glowed with power.
Он был худощав, грубоват с виду, носил золотые очки и длинные лохматые волосы неопределенно каштанового цвета, но когда его захватывало собственное красноречие, его слова дышали незаурядной силой.
He admitted that he was too much the scholar and poet to imitate the evangelist, Mike Monday, yet he had once awakened his fold to new life, and to larger collections, by the challenge,
Признавая, что он слишком учен и слишком поэтически одарен, чтобы пользоваться лексиконом евангелиста Майка Мондея, он все-таки однажды при случае подстегнул свою паству и побудил ее к более щедрым даяниям, объявив:
“My brethren, the real cheap skate is the man who won’t lend to the Lord!”
«Братья, самый жалкий скупердяй и сквалыга тот, кто отказывает в лепте господу богу!»
He had made his church a true community center.
Его церковь стала настоящим культурным центром.
It contained everything but a bar.
It had a nursery, a Thursday evening supper with a short bright missionary lecture afterward, a gymnasium, a fortnightly motion-picture show, a library of technical books for young workmen—though, unfortunately, no young workman ever entered the church except to wash the windows or repair the furnace—and a sewing-circle which made short little pants for the children of the poor while Mrs. Drew read aloud from earnest novels.
Там было все, кроме бара: детская комната, ужины по четвергам с короткой беседой на религиозные темы, гимнастический зал, раз в две недели — кино, библиотека технических справочников для молодых рабочих, — хотя, к сожалению, ни один молодой рабочий в эту церковь и не заглядывал, разве только когда надо было вымыть окна или починить отопление, — и, наконец, кружок кройки и шитья, где дамы шили штанишки бедным детям, в то время как миссис Дрю читала вслух солидные романы.
Though Dr.
Drew’s theology was Presbyterian, his church-building was gracefully Episcopalian.
Хотя мистер Дрю исповедовал пресвитерианское учение, его церковь носила изысканно епископальный характер.
As he said, it had the “most perdurable features of those noble ecclesiastical monuments of grand Old England which stand as symbols of the eternity of faith, religious and civil.”
По словам самого пастора, «она воплотила наиболее устойчивые черты тех благородных церковных памятников великой старой Англии, которые до сей поры стоят как символ бессмертной веры, веры в бога и в гражданский долг».
It was built of cheery iron-spot brick in an improved Gothic style, and the main auditorium had indirect lighting from electric globes in lavish alabaster bowls.
Церковь эта была выстроена из веселого сероватого кирпича в ложноготическом стиле, и главный придел освещался электрическими лампами, скрытыми в роскошных алебастровых чашах.
скачать в HTML/PDF
share