7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 215 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

If he was frightened by Ted’s slackness, Babbitt was not sufficiently frightened by Verona.
Если распущенность Теда пугала Бэббита, то Верона давала ему слишком мало поводов для беспокойства.
She was too safe.
Она была чересчур добродетельна.
She lived too much in the neat little airless room of her mind.
Жила она в ограниченном, аккуратном мирке своих мыслей.
Kenneth Escott and she were always under foot.
Вечно они с Кеннетом Эскоттом вертелись под ногами.
When they were not at home, conducting their cautiously radical courtship over sheets of statistics, they were trudging off to lectures by authors and Hindu philosophers and Swedish lieutenants.
Когда они сидели дома, их осторожный, хотя и прогрессивный флирт заключался в просматривании длинных статистических таблиц, а если они уходили, то непременно на лекции каких-нибудь писателей, индусских философов или шведских лейтенантов.
“Gosh,” Babbitt wailed to his wife, as they walked home from the Fogartys’ bridge-party, “it gets me how Rone and that fellow can be so poky.
— Господи! — жаловался Бэббит жене, когда они возвращались пешком после партии бриджа у Фогарти. 
— Ума не приложу, почему Рона и ее кавалер нагоняют такую скучищу!
They sit there night after night, whenever he isn’t working, and they don’t know there’s any fun in the world.
Сидят дома по целым вечерам, когда он не на работе, и понятия не имеют, что есть на свете веселье.
All talk and discussion—Lord!
Только и знают, что говорить, спорить — о боже!
Sitting there—sitting there—night after night—not wanting to do anything—thinking I’m crazy because I like to go out and play a fist of cards—sitting there—gosh!”
Им бы только сидеть и сидеть, из вечера в вечер, никуда не ходить, ничего не делать; думают, что я — сумасшедший, оттого что мне иногда хочется пойти в гости, сыграть в картишки, а они все сидят, сидят — о господи!..
Then round the swimmer, bored by struggling through the perpetual surf of family life, new combers swelled.
V
Но в эти дни бедного пловца, который старался выплыть из семейного водоворота, захлестнули новые волны.
Babbitt’s father- and mother-in-law, Mr. and Mrs. Henry T.
Thompson, rented their old house in the Bellevue district and moved to the Hotel Hatton, that glorified boarding-house filled with widows, red-plush furniture, and the sound of ice-water pitchers.
Тесть и теща Бэббита — мистер и миссис Генри Т.Томпсон — сдали свой старый дом в районе Бельвю и переехали в отель
«Хэттон» — роскошный пансион, полный вдов, красной плюшевой мебели и звона льда в графинах.
They were lonely there, and every other Sunday evening the Babbitts had to dine with them, on fricasseed chicken, discouraged celery, and cornstarch ice cream, and afterward sit, polite and restrained, in the hotel lounge, while a young woman violinist played songs from the German via Broadway.
Они там очень скучали, и вся семья Бэббитов должна была регулярно через воскресенье обедать у них, есть жареных цыплят с увядшим салатом и крахмалистое мороженое, а потом, сидя в зале, вежливо и чопорно слушать, как молодая скрипачка играет немецкие мелодии, попавшие сюда через бродвейские театры.
Then Babbitt’s own mother came down from Catawba to spend three weeks.
А тут еще родная мать Бэббита приехала из Катобы на целых три недели.
She was a kind woman and magnificently uncomprehending.
Она была женщина добрая, но до святости наивная.
She congratulated the convention-defying Verona on being a “nice, loyal home-body without all these Ideas that so many girls seem to have nowadays;” and when Ted filled the differential with grease, out of pure love of mechanics and filthiness, she rejoiced that he was “so handy around the house—and helping his father and all, and not going out with the girls all the time and trying to pretend he was a society fellow.”
Она поздравила эмансипированную Верону с тем, что она «такая домоседка, такая смирная, без всяких этих идей, которыми у современных девушек забита голова».
А когда Тед заливал масло в картер, из чистой любви к технике и грязи, она радовалась, что он «такой умелый и так помогает папе по дому, вместо того чтобы гулять с девчонками и разыгрывать светского шалопая».
скачать в HTML/PDF
share