7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 23 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

Babbitt disapproved of Mr. and Mrs. Doppelbrau as
“Bohemian.”
Бэббит неодобрительно называл мистера и миссис Доппелбрау «богемой».
From their house came midnight music and obscene laughter; there were neighborhood rumors of bootlegged whisky and fast motor rides.
Из этого дома далеко за полночь слышались музыка и непристойный смех, среди соседей ходили слухи о контрабандном виски и веселых катаньях на машинах.
They furnished Babbitt with many happy evenings of discussion, during which he announced firmly,
Об этой семье Бэббит любил вести долгие разговоры по вечерам, безапелляционно заявляя:
“I’m not strait-laced, and I don’t mind seeing a fellow throw in a drink once in a while, but when it comes to deliberately trying to get away with a lot of hell-raising all the while like the Doppelbraus do, it’s too rich for my blood!”
— Я не святоша и не возражаю, если человек изредка выпьет стаканчик-другой, но когда люди позволяют себе бог знает что и думают, что им все сойдет с рук, — этого я не терплю!
On the other side of Babbitt lived Howard Littlefield, Ph.D., in a strictly modern house whereof the lower part was dark red tapestry brick, with a leaded oriel, the upper part of pale stucco like spattered clay, and the roof red-tiled.
По другую сторону от Бэббитов жил Говард Литтлфилд — доктор философии.
Его дом был последним словом архитектуры — нижний этаж из темно-красного матового кирпича с застекленным портиком, верх светло оштукатурен под мраморную крошку, крыша из красной черепицы.
Littlefield was the Great Scholar of the neighborhood; the authority on everything in the world except babies, cooking, and motors.
Литтлфилд был Великим Ученым этих мест, авторитетом по части чего угодно, кроме автомобилей, детей и кухни.
He was a Bachelor of Arts of Blodgett College, and a Doctor of Philosophy in economics of Yale.
Он получил звание бакалавра искусств при Блоджетском колледже и доктора философии — при экономическом факультете Йельского университета.
He was the employment-manager and publicity-counsel of the Zenith Street Traction Company.
Он служил директором-распорядителем и заведующим отделом рекламы зенитского акционерного общества городского транспорта.
He could, on ten hours’ notice, appear before the board of aldermen or the state legislature and prove, absolutely, with figures all in rows and with precedents from Poland and New Zealand, that the street-car company loved the Public and yearned over its employees; that all its stock was owned by Widows and Orphans; and that whatever it desired to do would benefit property-owners by increasing rental values, and help the poor by lowering rents.
Он мог, если предупредить его не позже чем за десять часов, выступить перед собранием членов городского муниципалитета или перед сенатом штата и доказать абсолютно точно, с цифрами в руках и примерами из истории Польши и Новой Зеландии, что акционерное транспортное общество обожает своих акционеров и нянчится со своими рабочими, что всеми акциями общества владеют только вдовы и сироты и что все его начинания благодетельствуют домовладельцев, повышая ценность квартир, а беднякам помогают, снижая квартирную плату.
All his acquaintances turned to Littlefield when they desired to know the date of the battle of Saragossa, the definition of the word “sabotage,” the future of the German mark, the translation of “hinc illae lachrimae,” or the number of products of coal tar.
Все знакомые обращались к Литтлфилду, когда им нужно было узнать год битвы при Сарагосе, значение слова «саботаж», будущий курс германской марки, перевод латинской фразы «hinc illae lacrimae» или количество производных антрацитовой смолки.
He awed Babbitt by confessing that he often sat up till midnight reading the figures and footnotes in Government reports, or skimming (with amusement at the author’s mistakes) the latest volumes of chemistry, archeology, and ichthyology.
Он вызывал глубочайшее уважение Бэббита, когда признавался ему, что часто сидит по ночам, разбираясь в цифрах и примечаниях к отчетам конгресса или просматривая (с легкой иронией по адресу невежественных авторов) последние книги по химии, археологии и ихтиологии.
скачать в HTML/PDF
share