7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 256 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

“Course! knew there was nothing doing!” he said.
IV
— Глупости!
Я отлично знал, что тут ничего не выйдет! — проворчал он.
Eddie Swanson, the motor-car agent who lived across the street from Babbitt, was giving a Sunday supper.
Эдди Свенсон, агент автомобильной фирмы, живший напротив Бэббита, устраивал воскресный ужин.
His wife Louetta, young Louetta who loved jazz in music and in clothes and laughter, was at her wildest.
Его жена Луэтта, молоденькая Луэтта, которая обожала джаз, яркие платья и развлечения, разошлась вовсю.
She cried,
“We’ll have a real party!” as she received the guests.
«У нас будет так весело!» — кричала она каждому гостю.
Babbitt had uneasily felt that to many men she might be alluring; now he admitted that to himself she was overwhelmingly alluring.
Бэббиту всегда неприятно было думать, что многим мужчинам она кажется весьма соблазнительной, но тут он признался себе, что она неотразимо соблазнительна и для него.
Mrs. Babbitt had never quite approved of Louetta; Babbitt was glad that she was not here this evening.
Миссис Бэббит никогда не одобряла Луэтту, и Бэббит радовался, что в этот вечер жены здесь нет.
He insisted on helping Louetta in the kitchen: taking the chicken croquettes from the warming-oven, the lettuce sandwiches from the ice-box.
Он настойчиво пытался помочь Луэтте на кухне, вынимал из духовки куриные котлеты, доставал сандвичи и салат из холодильника.
He held her hand, once, and she depressingly didn’t notice it.
She caroled,
Мимоходом он пожал ей руку, но она, к сожалению, этого не заметила.
“You’re a good little mother’s-helper, Georgie.
«А вы настоящая маленькая хозяюшка, Джорджи!
Now trot in with the tray and leave it on the side-table.”
Бегите в столовую, поставьте поднос на буфет».
He wished that Eddie Swanson would give them cocktails; that Louetta would have one.
Бэббиту хотелось, чтобы Эдди Свенсон угостил их коктейлями, чтобы и Луэтта выпила.
He wanted—Oh, he wanted to be one of these Bohemians you read about.
Ему хотелось… да, ему хотелось напустить на себя этакую богемность, как пишут в книжках.
Studio parties.
Вечеринки в студиях.
Wild lovely girls who were independent.
Красивые женщины, независимые, без предрассудков.
Not necessarily bad.
Не обязательно распутные.
Certainly not!
Нет, ни в коем случае!
But not tame, like Floral Heights.
Но хотя бы не такие скучные, как на Цветущих Холмах.
How he’d ever stood it all these years—
И как он их терпел столько лет…
Eddie did not give them cocktails.
Но Эдди не угостил их коктейлями.
True, they supped with mirth, and with several repetitions by Orville Jones of
Правда, за ужином было весело, и Орвиль Джонс не раз острил:
“Any time Louetta wants to come sit on my lap I’ll tell this sandwich to beat it!” but they were respectable, as befitted Sunday evening.
«Как только Луэтта захочет сесть ко мне на колени, мигом отложу этот вкусный сандвич!»
Но в общем все держались чинно, как полагается в воскресный вечер.
Babbitt had discreetly preempted a place beside Louetta on the piano bench.
Бэббит незаметно захватил место на диване рядом с Луэттой.
While he talked about motors, while he listened with a fixed smile to her account of the film she had seen last Wednesday, while he hoped that she would hurry up and finish her description of the plot, the beauty of the leading man, and the luxury of the setting, he studied her.
И, болтая об автомобилях, слушая с застывшей улыбкой, как Луэтта рассказывает содержание фильма, который она видела в прошлую среду, и надеясь, что она когда-нибудь кончит расписывать сюжет, красоту героя и роскошь обстановки, Бэббит незаметно изучал Луэтту.
Slim waist girdled with raw silk, strong brows, ardent eyes, hair parted above a broad forehead—she meant youth to him and a charm which saddened.
Тонкая талия, перехваченная суровым шелковым поясом, густые брови, страстные глаза, тонкий пробор над широким лбом — в ней воплотилась для него вся молодость, вся прелесть, от которой становилось грустно.
скачать в HTML/PDF
share