7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 29 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

He admired each district along his familiar route to the office: The bungalows and shrubs and winding irregular drive ways of Floral Heights.
The one-story shops on Smith Street, a glare of plate-glass and new yellow brick; groceries and laundries and drug-stores to supply the more immediate needs of East Side housewives.
The market gardens in Dutch Hollow, their shanties patched with corrugated iron and stolen doors.
Billboards with crimson goddesses nine feet tall advertising cinema films, pipe tobacco, and talcum powder.
The old “mansions” along Ninth Street, S.
E., like aged dandies in filthy linen; wooden castles turned into boarding-houses, with muddy walks and rusty hedges, jostled by fast-intruding garages, cheap apartment-houses, and fruit-stands conducted by bland, sleek Athenians.
Каждый квартал но знакомой дороге в контору имел для него свою особую прелесть: особняки, сады и извилистые аллеи Цветущих Холмов, одноэтажные магазины на Смит-стрит, блеск зеркальных витрин и нового желтого кирпича, бакалейные магазины, прачечные и аптеки для удовлетворения насущных потребностей хозяек восточного предместья, огороды в Датч-Холлоу, со сторожками в заплатках из ребристого железа и крадеными дверьми, афиши с божественными красавицами девяти футов роста и ярко-красного цвета, бесчисленные рекламы кинофильмов, трубочного табака и пудры, старинные «виллы» вдоль Девятой улицы на юго-востоке города, похожие на стареющих денди в несвежем белье; деревянные палаццо, превращенные в семейные пансионы, с запущенными дорожками палисадников за ржавой решеткой, гаражи, которые росли как грибы, тесня старые строения со всех сторон, дешевые многоквартирные дома, фруктовые киоски, где хозяйничали вежливые, хитроватые греки.
Across the belt of railroad-tracks, factories with high-perched water-tanks and tall stacks-factories producing condensed milk, paper boxes, lighting-fixtures, motor cars.
За железнодорожными путями — заводы с высокими трубами и водокачками, заводы, где производили сгущенное молоко, картонные коробки, электрооборудование, автомобили.
Then the business center, the thickening darting traffic, the crammed trolleys unloading, and high doorways of marble and polished granite.
И наконец — деловой центр, шумное оживленное движение, толкотня у переполненных трамваев и огромные парадные подъезды из мрамора и полированного гранита.
It was big—and Babbitt respected bigness in anything; in mountains, jewels, muscles, wealth, or words.
Величественное зрелище, а Бэббит уважал величие во всем — будь то горы, бриллианты, мускулы, состояния, слова.
He was, for a spring-enchanted moment, the lyric and almost unselfish lover of Zenith.
Околдованный весенним днем, он в эту минуту был певцом и почти бескорыстным обожателем Зенита.
He thought of the outlying factory suburbs; of the Chaloosa River with its strangely eroded banks; of the orchard-dappled Tonawanda Hills to the North, and all the fat dairy land and big barns and comfortable herds.
Он подумал о загородных фабричных поселках, о реке Чалузе с причудливо размытыми берегами, о холмах Тонаванды, к северу от города, засаженных фруктовыми деревьями, обо всех сочных пастбищах, вместительных амбарах, тучных стадах.
As he dropped his passenger he cried,
И, высаживая своего пассажира, он воскликнул:
“Gosh, I feel pretty good this morning!” III
— Честное слово, у меня сегодня неплохое настроение!
Epochal as starting the car was the drama of parking it before he entered his office.
Вопрос — куда поставить машину — оказался не менее важным и волнующим, чем проблема — как ее завести.
As he turned from Oberlin Avenue round the corner into Third Street, N.E., he peered ahead for a space in the line of parked cars.
Поворачивая с Оберлин-авеню на Третью улицу, он напряженно искал глазами свободное место на стоянке.
He angrily just missed a space as a rival driver slid into it.
Он рассердился, когда перед его носом это место занял другой водитель.
Ahead, another car was leaving the curb, and Babbitt slowed up, holding out his hand to the cars pressing on him from behind, agitatedly motioning an old woman to go ahead, avoiding a truck which bore down on him from one side.
Но впереди какая-то машина отъехала от тротуара, и Бэббит затормозил, сделал предостерегающий знак рукой машинам, наседавшим сзади, махнул старухе, чтобы та посторонилась, увернулся от грузовика, наезжавшего сбоку.
скачать в HTML/PDF
share