7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 30 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

With front wheels nicking the wrought-steel bumper of the car in front, he stopped, feverishly cramped his steering-wheel, slid back into the vacant space and, with eighteen inches of room, manoeuvered to bring the car level with the curb.
Задев передними колесами стальной буфер ближней машины, он остановился, судорожно сжимая руль, задним ходом протиснулся на свободное место и, оставляя между собой и соседней машиной не больше восемнадцати дюймов, подвел свою машину к тротуару.
It was a virile adventure masterfully executed.
Это было настоящее мужское дело, и он выполнил его с честью.
With satisfaction he locked a thief-proof steel wedge on the front wheel, and crossed the street to his real-estate office on the ground floor of the Reeves Building.
С удовлетворением он повесил стальной замок на переднее колесо и, перейдя улицу, вошел в Ривс-Билдинг, где на первом этаже помещалась его контора.
The Reeves Building was as fireproof as a rock and as efficient as a typewriter; fourteen stories of yellow pressed brick, with clean, upright, unornamented lines.
Это здание было огнеупорным, как скала, и точным, как пишущая машинка, — четырнадцать этажей из желтого прессованного кирпича, — ровное, прямое, без всяких украшений.
It was filled with the offices of lawyers, doctors, agents for machinery, for emery wheels, for wire fencing, for mining-stock.
В нем размещались приемные адвокатов, врачей, конторы агентов по распространению машин и точильных станков, проволочных решеток и горнорудных акций.
Their gold signs shone on the windows.
На окнах красовались золотые надписи.
The entrance was too modern to be flamboyant with pillars; it was quiet, shrewd, neat.
Подъезд здания был вполне современный, без всяких колонн — простой, строгий, гладкий.
Along the Third Street side were a Western Union Telegraph Office, the Blue Delft Candy Shop, Shotwell’s Stationery Shop, and the Babbitt-Thompson Realty Company.
На Третью улицу выходили окна почтово-телеграфного отделения Уэстерн-Юнион, кондитерской Блю-Дельфт, писчебумажного магазина Шотвелла и конторы по продаже недвижимого имущества
«Бэббит и Томпсон».
Babbitt could have entered his office from the street, as customers did, but it made him feel an insider to go through the corridor of the building and enter by the back door.
Бэббит мог бы войти в контору с улицы, как входили клиенты, но он чувствовал себя своим человеком, проходя по длинному коридору через все здание, чтобы войти через боковую дверь.
Thus he was greeted by the villagers.
Тем более что тут его приветствовали все «туземцы».
The little unknown people who inhabited the Reeves Building corridors—elevator-runners, starter, engineers, superintendent, and the doubtful-looking lame man who conducted the news and cigar stand—were in no way city-dwellers.
Неизвестный мелкий люд, наполнявший коридоры Ривс-Билдинг, — лифтеры, механики, монтеры, охрана и подозрительный хромоногий тип, который ведал табачным и газетным киоском, — никак не могли считаться городским населением.
They were rustics, living in a constricted valley, interested only in one another and in The Building.
Они были именно туземцами, которые жили в уединенной долине, интересуясь только друг другом и своей «деревней» — Ривс-Билдинг.
Their Main Street was the entrance hall, with its stone floor, severe marble ceiling, and the inner windows of the shops.
Их
«Главной улицей» был холл при входе, с каменным полом, мраморным, без украшений, потолком и внутренними окнами магазинов.
The liveliest place on the street was the Reeves Building Barber Shop, but this was also Babbitt’s one embarrassment.
Самым оживленным местом на этой «улице» была парикмахерская Ривс-Билдинг, что несколько смущало Бэббита, потому что сам он брился в сверкающей новой парикмахерской
Himself, he patronized the glittering Pompeian Barber Shop in the Hotel Thornleigh, and every time he passed the Reeves shop—ten times a day, a hundred times—he felt untrue to his own village.
«Помпея», в здании отеля Торнлей, и всякий раз, проходя мимо парикмахерской Ривс-Билдинг, чувствовал, что изменяет, родной деревне.
Now, as one of the squirearchy, greeted with honorable salutations by the villagers, he marched into his office, and peace and dignity were upon him, and the morning’s dissonances all unheard.
Но сейчас его, как представителя касты хозяев, почтительно приветствовали местные жители, и он проследовал в свою контору, важный и спокойный, словно неприятности никогда и не начинались.
скачать в HTML/PDF
share