7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 31 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

They were heard again, immediately.
Впрочем, они тут же начались снова.
Stanley Graff, the outside salesman, was talking on the telephone with tragic lack of that firm manner which disciplines clients:
Стэнли Грэф, разъездной агент, разговаривал по телефону тем катастрофически неубедительным тоном, который никак не может воздействовать на клиента:
“Say, uh, I think I got just the house that would suit you—the Percival House, in Linton....
«М-мм — так вот… понимаете… есть у меня для вас подходящий дом — Персиваль-Хауз, в Линтоне.
Oh, you’ve seen it.
Ах, видели?
Well, how’d it strike you?...
Ну, как он вам понравился?..
Huh? ...Oh,” irresolutely, “oh, I see.”
Что?..
Мммм-н-да… — и уж совсем нерешительно: — М-м… понятно…»
As Babbitt marched into his private room, a coop with semi-partition of oak and frosted glass, at the back of the office, he reflected how hard it was to find employees who had his own faith that he was going to make sales.
И, проходя в свой кабинетик — вернее, небольшой закуток, отделенный от общего помещения дубовой перегородкой с матовым стеклом, — Бэббит подумал, как трудно найти помощников, которые с такой же уверенностью, как он сам, умели бы уговорить покупателя.
There were nine members of the staff, besides Babbitt and his partner and father-in-law, Henry Thompson, who rarely came to the office.
The nine were Stanley Graff, the outside salesman—a youngish man given to cigarettes and the playing of pool; old Mat Penniman, general utility man, collector of rents and salesman of insurance—broken, silent, gray; a mystery, reputed to have been a “crack” real-estate man with a firm of his own in haughty Brooklyn; Chester Kirby Laylock, resident salesman out at the Glen Oriole acreage development—an enthusiastic person with a silky mustache and much family; Miss Theresa McGoun, the swift and rather pretty stenographer; Miss Wilberta Bannigan, the thick, slow, laborious accountant and file-clerk; and four freelance part-time commission salesmen.
Кроме Бэббита и его тестя, Генри Томпсона, очень редко заходившего в контору, там работало еще девять человек: Стэнли Грэф, разъездной агент — моложавый человек, заядлый курильщик и бильярдист, старый Мэт Пеннимен, выполнявший, всякую подсобную работу, он же сборщик квартирной платы и страховой агент, седой, забитый, молчаливый.
Ходили слухи, что когда-то он был известным дельцом, занимался продажей недвижимости, владел собственной конторой в «самом» Бруклине.
У Бэббита служили еще Честер Керби Лейлок, постоянный агент на строительстве в Глен-Ориоле, восторженный малый, с шелковистыми усиками и большой семьей, мисс Тереза Мак-Гаун, проворная и довольно миленькая стенографистка, мисс Вильберта Бенниген, низкорослая, медлительная и усердная бухгалтерша, и еще четыре разъездных агента, получавших комиссионные с прибыли.
As he looked from his own cage into the main room Babbitt mourned, “McGoun’s a good stenog., smart’s a whip, but Stan Graff and all those bums—” The zest of the spring morning was smothered in the stale office air.
Бэббит с грустью поглядывал из закутка на своих служащих:
«Эта Мак-Гаун еще ничего — умница и хорошая стенографистка, зато Стэн Грэф и остальные…» Вся прелесть весеннего утра увяла в затхлом воздухе конторы.
Normally he admired the office, with a pleased surprise that he should have created this sure lovely thing; normally he was stimulated by the clean newness of it and the air of bustle; but to-day it seemed flat—the tiled floor, like a bathroom, the ocher-colored metal ceiling, the faded maps on the hard plaster walls, the chairs of varnished pale oak, the desks and filing-cabinets of steel painted in olive drab.
Обычно он с удовольствием приходил в свою контору и сам удивлялся: неужели ему удалось создать это приятное, солидное учреждение.
Контора никогда не надоедала, его радовала чистота и новизна обстановки, деловитый дух.
Но сегодня все казалось невзрачным — кафельный пол, как в ванной, металлический потолок, выкрашенный охрой, выгоревшие карты на оштукатуренных стенах, стулья светлого полированного дуба, стальные конторки и шкафчики для картотек, покрытые мутно-зеленой краской.
скачать в HTML/PDF
share