7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2217 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 311 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

He had to go to their parties; he was involved in the agitation when everybody telephoned to everybody else that she hadn’t meant what she’d said when she’d said that, and anyway, why was Pete going around saying she’d said it?
Ему приходилось бывать на всех их вечеринках, его вмешивали во все телефонные разговоры, — они без конца звонили друг другу, чтобы объяснить, что она вовсе не говорила то, что она якобы говорила, когда говорила то-то и то-то, и почему это Пит ходит и всем говорит, что она это говорила?
Never was a Family more insistent on learning one another’s movements than were the Bunch.
Ни в одной семье никогда так настойчиво не расспрашивают, где кто был, как расспрашивали друг дружку члены «компании».
All of them volubly knew, or indignantly desired to know, where all the others had been every minute of the week.
Все они непременно знали, где кто находился в данную минуту, или возмущенно требовали подробнейшего отчета за всю неделю.
Babbitt found himself explaining to Carrie or Fulton Bemis just what he had been doing that he should not have joined them till ten o’clock, and apologizing for having gone to dinner with a business acquaintance.
Бэббит ловил себя на том, что объясняет Керри или Фултону Бемису, из-за чего он не смог приехать на вечеринку раньше десяти вечера, да еще надо было извиняться за то, что пришлось обедать с деловыми знакомыми.
Every member of the Bunch was expected to telephone to every other member at least once a week.
Члены «компании» должны были непременно обмениваться телефонными звонками не реже, чем раз в неделю.
“Why haven’t you called me up?”
Babbitt was asked accusingly, not only by Tanis and Carrie but presently by new ancient friends, Jennie and Capitolina and Toots.
«Почему вы мне не позвонили?» — с упреком спрашивали Бэббита не только Танис и Керри, но и новые «закадычные» друзья: Дженни, и Капитолина, и Тутс.
If for a moment he had seen Tanis as withering and sentimental, he lost that impression at Carrie Nork’s dance.
И если был такой момент, когда Танис показалась ему увядшей и сентиментальной, то впечатление это совсем исчезло на вечере у Керри Норк.
Mrs. Nork had a large house and a small husband.
У миссис Норк был огромный дом и маленький муж.
To her party came all of the Bunch, perhaps thirty-five of them when they were completely mobilized.
К ней на вечер пришла вся «компания»: когда собирались все полностью, их было человек тридцать пять.
Babbitt, under the name of
“Old Georgie,” was now a pioneer of the Bunch, since each month it changed half its membership and he who could recall the prehistoric days of a fortnight ago, before Mrs. Absolom, the food-demonstrator, had gone to Indianapolis, and Mac had “got sore at” Minnie, was a venerable leader and able to condescend to new Petes and Minnies and Gladyses.
Теперь Бэббит, известный под именем «старина Джорджи», стал одним из старожилов «компании», так как в ней каждый месяц состав обновлялся наполовину, и тот, кто помнил доисторические времена, то есть две недели назад, еще до того, как миссис Эбсолом, специалист по лечебному питанию, уехала в Индианаполис, а Мак «разобиделся» на Минни, тот мог считаться одним из заслуженных главарей «компании», имел право снисходить к новым Питам, Глэдисам и Минни.
At Carrie’s, Tanis did not have to work at being hostess.
В гостях у Керри Танис не приходилось хозяйничать.
She was dignified and sure, a clear fine figure in the black chiffon frock he had always loved; and in the wider spaces of that ugly house Babbitt was able to sit quietly with her.
Она держалась самоуверенно, с достоинством, изящная и красивая, в черном шифоновом платье, которое он так любил.
В этом огромном безобразном доме было много укромных уголков, где Бэббит мог посидеть с ней спокойно.
He repented of his first revulsion, mooned at her feet, and happily drove her home.
Он раскаивался в тогдашней неприязни, таял у ее ног и, счастливый, отвез ее домой.
Next day he bought a violent yellow tie, to make himself young for her.
На следующий день он купил ярко-желтый галстук, чтобы ради нее казаться моложе.
скачать в HTML/PDF
share