7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2118 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 340 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

Well, let me tell you, I’m not going to have—”
Так вот, имей в виду, я этого не позволю…
Overwhelmed she bent to his unprecedented tirade, and in answer she mourned:
Эти неслыханные обвинения так на нее подействовали, что она огорченно залепетала:
“Oh, dearest, I don’t think that’s true.
— Что ты, милый, с чего ты взял?
I don’t mean to make you old, I know.
Я не хочу, чтобы ты стал стариком, неправда!
Perhaps you’re partly right.
Может быть, в чем-то ты и прав!
Perhaps I am slow about getting acquainted with new people.
Может быть, я не умею заводить новые знакомства.
But when you think of all the dear good times we have, and the supper-parties and the movies and all—”
Но вспомни, как мы иногда уютно и мило проводим время, вспомни наши обеды, кино и все такое…
With true masculine wiles he not only convinced himself that she had injured him but, by the loudness of his voice and the brutality of his attack, he convinced her also, and presently he had her apologizing for his having spent the evening with Tanis.
С истинно мужской хитростью он не только убедил себя, что она его обидела, — голос его звучал так резко и он так напал на жену, что сумел и ее убедить, будто она перед ним виновата, и довел ее до того, что она стала извиняться перед ним за вечер, который он провел у Танис.
He went up to bed well pleased, not only the master but the martyr of the household.
Он лег спать довольный, чувствуя себя не только хозяином, но и мучеником в собственном доме.
For a distasteful moment after he had lain down he wondered if he had been altogether just.
Правда, когда он ложился, у него мелькнула неприятная мысль, что он, возможно, был не совсем справедлив.
“Ought to be ashamed, bullying her.
«Стыдно, что я так на нее набросился!
Maybe there is her side to things.
Она по-своему права.
Maybe she hasn’t had such a bloomin’ hectic time herself.
Может быть, и ей не так уж весело живется.
But I don’t care!
Впрочем, ерунда!
Good for her to get waked up a little.
Ей полезно немного встряхнуться!
And I’m going to keep free.
А я должен быть свободен!
Of her and Tanis and the fellows at the club and everybody.
И от нее, и от Танис, и от клубной братии — от всех!
I’m going to run my own life!”
II
Я сам себе хозяин!»
In this mood he was particularly objectionable at the Boosters’ Club lunch next day.
В таком настроении он пошел в клуб Толкачей и на завтраке, который состоялся на следующий день, держал себя особенно вызывающе.
They were addressed by a congressman who had just returned from an exhaustive three-months study of the finances, ethnology, political systems, linguistic divisions, mineral resources, and agriculture of Germany, France, Great Britain, Italy, Austria, Czechoslovakia, Jugoslavia, and Bulgaria.
Перед собравшимися выступал некий член конгресса, который только что вернулся в Америку после исчерпывающего трехмесячного изучения финансов, этнологии, политического строя, лингвистических особенностей, минеральных ресурсов и земледелия Германии, Франции, Великобритании, Италии, Австрии, Чехословакии, Югославии и Болгарии.
He told them all about those subjects, together with three funny stories about European misconceptions of America and some spirited words on the necessity of keeping ignorant foreigners out of America.
Он подробно осветил все эти вопросы и рассказал три анекдота о том, как в Европе неправильно представляют себе Америку, а также с воодушевлением высказался о необходимости не впускать этих невежественных иностранцев в Соединенные Штаты.
“Say, that was a mighty informative talk.
— Да, очень содержательная беседа.
Real he-stuff,” said Sidney Finkelstein.
Крепко, по-мужски! — сказал Сидни Финкельштейн.
But the disaffected Babbitt grumbled,
Но Бэббит был недоволен:
“Four-flusher!
— Жульничество!
Bunch of hot air!
Пустая болтовня!
And what’s the matter with the immigrants?
И чем ему не угодили иммигранты?
Gosh, they aren’t all ignorant, and I got a hunch we’re all descended from immigrants ourselves.”
Чушь, будто все они невежды, да и сдается мне, что сами мы — потомки этих иммигрантов!
скачать в HTML/PDF
share