7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2118 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 357 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

He realized that he was looking into the operating-room; in one glance he took in Dr.
И вдруг понял, что перед ним — операционная.
Dilling, strange in white gown and bandaged head, bending over the steel table with its screws and wheels, then nurses holding basins and cotton sponges, and a swathed thing, just a lifeless chin and a mound of white in the midst of which was a square of sallow flesh with a gash a little bloody at the edges, protruding from the gash a cluster of forceps like clinging parasites.
Он сразу увидел все — доктора Диллинга, непохожего на себя в белом халате и маске, склонившегося над стальным столом на винтах и колесиках, сестер, державших лотки и ватные тампоны, и что-то закутанное в простыни: мертвенно-бледный подбородок, белую груду и посреди — квадрат бледного тела, с разрезом, слегка кровенившимся по краям и с торчавшими оттуда пинцетами и зажимами, похожими на присосавшихся паразитов.
He shut the door with haste.
Он торопливо закрыл двери.
It may be that his frightened repentance of the night and morning had not eaten in, but this dehumanizing interment of her who had been so pathetically human shook him utterly, and as he crouched again on the high stool in the laboratory he swore faith to his wife . . . to Zenith . . . to business efficiency . . . to the Boosters’ Club . . . to every faith of the Clan of Good Fellows.
Может быть, испуг и раскаяние, терзавшие его ночью и утром, не проникли до самой глубины его существа, но это нечеловеческое погребение всего, что в жене было трогательно-человечного, потрясло его так, что он, съежившись на высоком табурете в лаборатории, поклялся в верности Майре… в верности Зениту, клубу Толкачей… верности всему, во что верил Клан Порядочных Людей.
Then a nurse was soothing,
Послышался ободряющий голос сестры:
“All over!
— Все в порядке!
Perfect success!
Блестящая операция!
She’ll come out fine!
Она быстро поправится.
She’ll be out from under the anesthetic soon, and you can see her.”
Вот проснется после наркоза — сможете ее повидать.
He found her on a curious tilted bed, her face an unwholesome yellow but her purple lips moving slightly.
Теперь она лежала на какой-то странно приподнятой кровати, лицо у нее болезненно пожелтело, но темно-красные губы слегка шевелились.
Then only did he really believe that she was alive.
Только тут он по-настоящему поверил, что она жива.
She was muttering.
Она что-то пробормотала.
He bent, and heard her sighing,
Он наклонился и услышал, как она со вздохом шепнула:
“Hard get real maple syrup for pancakes.”
— Трудно достать настоящий кленовый сироп для оладий!
He laughed inexhaustibly; he beamed on the nurse and proudly confided,
Он неудержимо расхохотался; сияя улыбкой, он с гордостью сообщил сиделке:
“Think of her talking about maple syrup!
— Подумайте только!
Говорит о кленовом сиропе!
By golly, I’m going to go and order a hundred gallons of it, right from Vermont!”
II
Клянусь честью, закажу сто галлонов прямо из Вермонта!
She was out of the hospital in seventeen days.
Она выписалась из больницы через семнадцать дней.
He went to see her each afternoon, and in their long talks they drifted back to intimacy.
Каждый вечер он навещал ее, и в долгих разговорах между ними установилась прежняя близость.
Once he hinted something of his relations to Tanis and the Bunch, and she was inflated by the view that a Wicked Woman had captivated her poor George.
Однажды он намекнул на свои отношения с Танис и ее компанией, и Майру распирало от гордости при мысли, что Порочная Женщина околдовала ее бедного Джорджа.
If once he had doubted his neighbors and the supreme charm of the Good Fellows, he was convinced now.
И если когда-нибудь он сомневался в своих соседях, в непобедимом обаянии этих превосходных людей, то теперь он уверовал в них окончательно.
You didn’t, he noted, “see Seneca Doane coming around with any flowers or dropping in to chat with the Missus,” but Mrs. Howard Littlefield brought to the hospital her priceless wine jelly (flavored with real wine); Orville Jones spent hours in picking out the kind of novels Mrs. Babbitt liked—nice love stories about New York millionaries and Wyoming cowpunchers; Louetta Swanson knitted a pink bed-jacket; Sidney Finkelstein and his merry brown-eyed flapper of a wife selected the prettiest nightgown in all the stock of Parcher and Stein.
— Что-то не видно, — говорил он, — чтобы Сенека Доун принес цветы или зашел навестить мою супругу!
Зато жена Говарда Литтлфилда принесла в больницу свое изумительное желе (на настоящем вине!).
Орвиль Джонс часами выбирал книги, которые любила миссис Бэббит, — красивые романы из красивой жизни нью-йоркских миллионеров и вайомингских ковбоев.
Луэтта Свенсон связала ей розовую домашнюю кофточку, а Сидни Финкельштейн и его веселая кареглазая хохотушка жена выбрали в подарок самую красивую ночную рубашку во всем магазине Парчера и Штейна.
скачать в HTML/PDF
share