7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2121 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 62 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

But I do know that about ten times as many people find their lives dull, and unnecessarily dull, as ever admit it; and I do believe that if we busted out and admitted it sometimes, instead of being nice and patient and loyal for sixty years, and then nice and patient and dead for the rest of eternity, why, maybe, possibly, we might make life more fun.”
Знаю только, что из десяти человек лишь один откровенно признается, что жизнь — скука, и к тому же бессмысленная.
И еще знаю, что, если бы мы не сдерживались и хоть изредка откровенно об этом говорили, вместо того чтобы быть тихими, терпеливыми и верными до шестидесяти лет, а потом быть тихими, терпеливыми и мертвыми до скончания века, жизнь, может быть, стала бы веселее.
They drifted into a maze of speculation.
И они пошли философствовать.
Babbitt was elephantishly uneasy.
Бэббит неуклюже спорил.
Paul was bold, but not quite sure about what he was being bold.
Рислинг был полон дерзаний, хотя и сам не представлял себе, по какому это поводу он «дерзает».
Now and then Babbitt suddenly agreed with Paul in an admission which contradicted all his defense of duty and Christian patience, and at each admission he had a curious reckless joy.
Иногда Бэббит неожиданно соглашался с Полем, противореча всем своим доводам в защиту долга и христианского долготерпения, и каждый раз при этом испытывал непонятную безудержную радость.
He said at last:
В конце концов он сказал:
“Look here, old Paul, you do a lot of talking about kicking things in the face, but you never kick.
— Слушай, Поль, старина, вот ты вечно разглагольствуешь, что все надо снести к черту, а сам ничего не делаешь.
Why don’t you?”
А почему?
“Nobody does.
— Никто ничего не делает.
Habit too strong.
Слишком в нас это въелось, вошло в привычку.
But—Georgie, I’ve been thinking of one mild bat—oh, don’t worry, old pillar of monogamy; it’s highly proper.
Впрочем, знаешь, Джорджи, хочется мне выкинуть одну штуку, — да не пугайся ты, защитник брачных устоев!
Все в высшей степени благоприлично!
It seems to be settled now, isn’t it—though of course Zilla keeps rooting for a nice expensive vacation in New York and Atlantic City, with the bright lights and the bootlegged cocktails and a bunch of lounge-lizards to dance with—but the Babbitts and the Rieslings are sure-enough going to Lake Sunasquam, aren’t we?
Кажется, уже решено — хотя Зилла и точит меня, чтобы разориться на отдых в Нью-Йорке и Атлантик-Сити, ей, видите ли, нужны «огни столицы», запрещенные коктейли и всякие фертики для танцев, — кажется, мы решили, что Бэббиты с Рислингами поедут на озеро Санасквем, правильно?
Why couldn’t you and I make some excuse—say business in New York—and get up to Maine four or five days before they do, and just loaf by ourselves and smoke and cuss and be natural?”
Почему бы нам с тобой под каким-нибудь предлогом — скажем, дела в Нью-Йорке — не поехать вперед, побыть в Мэне дней пять-шесть без семьи, одним, ни черта не делать, курить, ругаться сколько влезет — словом, отдохнуть как следует!
“Great!
— Вот это здорово!
Great idea!”
Замечательная мысль! 
Babbitt admired.
— Бэббит был в восторге.
Not for fourteen years had he taken a holiday without his wife, and neither of them quite believed they could commit this audacity.
Ни разу за последние четырнадцать лет он не отдыхал без жены, да Поль и сам не верил, что они решатся на такую выходку.
Many members of the Athletic Club did go camping without their wives, but they were officially dedicated to fishing and hunting, whereas the sacred and unchangeable sports of Babbitt and Paul Riesling were golfing, motoring, and bridge.
Многие члены Спортивного клуба ездили отдыхать без жен, но те официально занимались охотой и рыбной ловлей, тогда как Бэббит и Поль Рислинг неизменно и свято блюли верность гольфу, езде на автомобилях и бриджу.
For either the fishermen or the golfers to have changed their habits would have been an infraction of their self-imposed discipline which would have shocked all right-thinking and regularized citizens.
А если бы игроки в гольф или рыболовы изменили своим привычкам, они нарушили бы свои собственные традиции и привели в ужас всех здравомыслящих и добропорядочных граждан.
скачать в HTML/PDF
share