7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 68 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

Don’t get the idea, Stan, that because during the war salesmen were hard to hire, now, when there’s a lot of men out of work, there aren’t a slew of bright young fellows that would be glad to step in and enjoy your opportunities, and not act as if Thompson and I were his enemies and not do any work except for bonuses.
Вы только не воображайте, Стэн, что и сейчас, как во время войны, трудно найти комиссионеров, — нет, сейчас безработными хоть пруд пруди, сколько способных молодых людей согласились бы пойти на ваше место, радовались бы тем возможностям, которые мы вам даем, а не вели бы себя так, будто мы с Томпсоном — вам враги и на нас можно работать только за премиальные.
How about it, heh?
Поняли вы меня, а?
How about it?”
Поняли?
“Oh—well—gee—of course—” sighed Graff, as he went out, crabwise.
— Да… Как будто понял… Ну что ж… — вздохнул Грэф и попятился к дверям.
Babbitt did not often squabble with his employees.
Бэббит не так уж часто ссорился со своими служащими.
He liked to like the people about him; he was dismayed when they did not like him.
Он любил, чтобы его любили окружающие, он огорчался, когда к нему относились плохо.
It was only when they attacked the sacred purse that he was frightened into fury, but then, being a man given to oratory and high principles, he enjoyed the sound of his own vocabulary and the warmth of his own virtue.
Но стоило им посягнуть на его священный кошелек, как с испугу он приходил в ярость, но потом, будучи прирожденным оратором и человеком высокой принципиальности, увлекался собственным красноречием и пылом добродетели.
Today he had so passionately indulged in self-approval that he wondered whether he had been entirely just:
Сегодня он с таким вдохновением доказывал свою правоту, что вдруг подумал — а был ли он достаточно справедлив по отношению к Стэну.
“After all, Stan isn’t a boy any more.
«В конце концов Стэн не мальчишка.
Oughtn’t to call him so hard.
Не стоило так его честить.
But rats, got to haul folks over the coals now and then for their own good.
А, черт, иногда не мешает как следует пробрать человека — ему же на пользу.
Unpleasant duty, but—I wonder if Stan is sore?
Неприятная обязанность — да что поделаешь.
Интересно, обиделся Стэн или нет?
What’s he saying to McGoun out there?”
Воображаю, что он там говорит этой Мак-Гаун!»
So chill a wind of hatred blew from the outer office that the normal comfort of his evening home-going was ruined.
Но когда он вышел из кабинета в контору, оттуда на него пахнуло такой холодной ненавистью, что все удовольствие привычного вечернего ухода домой было испорчено.
He was distressed by losing that approval of his employees to which an executive is always slave.
Бэббит был расстроен, не чувствуя того одобрения служащих, от которого так зависит всякий хозяин.
Ordinarily he left the office with a thousand enjoyable fussy directions to the effect that there would undoubtedly be important tasks to-morrow, and Miss McGoun and Miss Bannigan would do well to be there early, and for heaven’s sake remind him to call up Conrad Lyte soon ‘s he came in.
Обычно он уходил из конторы в веселой суете, хлопотливо повторяя тысячу раз, что завтра трудный день и лучше бы мисс Бенниген и мисс Мак-Гаун пришли пораньше, а как только он сам придет, пусть ради всех святых ему напомнят позвонить Конраду Лайту.
To-night he departed with feigned and apologetic liveliness.
Сегодня он попрощался со всеми притворно бодрым и вместе с тем виноватым-тоном.
He was as afraid of his still-faced clerks—of the eyes focused on him, Miss McGoun staring with head lifted from her typing, Miss Bannigan looking over her ledger, Mat Penniman craning around at his desk in the dark alcove, Stanley Graff sullenly expressionless—as a parvenu before the bleak propriety of his butler.
Он боялся этих застывших физиономий, этих пристальных взглядов.
Мисс Мак-Гаун подняла на него глаза от машинки, мисс Бенниген косилась исподлобья, Мэт Пеннимен вытянул шею из своего темного угла, у Стэнли Грэфа вид был замкнутый, мрачный, и Бэббит боялся их, как выскочка боится холодной чопорности своего дворецкого.
скачать в HTML/PDF
share