7#

Бэббит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бэббит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2118 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 92 из 369  ←предыдущая следующая→ ...

The car insultingly cheerful on the driveway.
Вот машина нагло и весело фыркает на дорожке.
The car door opened and banged shut, then the garage door slid open, grating on the sill, and the car door again.
Вот с треском открываются и закрываются дверцы, скрипя, отворяется дверь гаража, и снова хлопает дверца машины.
The motor raced for the climb up into the garage and raced once more, explosively, before it was shut off.
Мотор ревет на подъеме при въезде в гараж и захлебывается в последний раз перед тем, как его выключают.
A final opening and slamming of the car door.
Последний треск закрываемой и открываемой дверцы машины.
Silence then, a horrible silence filled with waiting, till the leisurely Mr. Doppelbrau had examined the state of his tires and had at last shut the garage door.
Потом тишина — жуткая тишина, пока мистер Доппелбрау неторопливо осматривает шины, перед тем как запереть гараж.
Instantly, for Babbitt, a blessed state of oblivion.
IV
И наконец для Бэббита наступает блаженное забытье.
At that moment In the city of Zenith, Horace Updike was making love to Lucile McKelvey in her mauve drawing-room on Royal Ridge, after their return from a lecture by an eminent English novelist.
В тот же час, в том же городе Зените, Хорэйс Апдайк ухаживал за Люсиль Мак-Келви в ее лиловой гостиной на Ройял-ридж, куда они вернулись с лекции знаменитого английского писателя.
Updike was Zenith’s professional bachelor; a slim-waisted man of forty-six with an effeminate voice and taste in flowers, cretonnes, and flappers.
Апдайк был самым закоренелым холостяком в Зените.
Сорокашестилетний мужчина, с тонкой талией и высоким, как у женщины, голосом, он любил цветы, пестрые ситцы и молоденьких девушек.
Mrs. McKelvey was red-haired, creamy, discontented, exquisite, rude, and honest.
Миссис Мак-Келви — рыжая и белотелая особа, была не удовлетворена жизнью, всегда изящна, резка и откровенна.
Updike tried his invariable first maneuver—touching her nervous wrist.
Апдайк испробовал свой неизменный прием — погладил ее тонкую руку.
“Don’t be an idiot!” she said.
— Перестаньте дурить! — сказала она.
“Do you mind awfully?”
— А вам очень неприятно?
“No!
— Нет, не очень.
That’s what I mind!”
Но это-то и есть самое неприятное!
He changed to conversation.
Апдайк переменил тактику.
He was famous at conversation.
Он славился своим красноречием.
He spoke reasonably of psychoanalysis, Long Island polo, and the Ming platter he had found in Vancouver.
Он очень неглупо заговорил о психоанализе, игре в поло на Лонг-Айленде, о китайском блюде эпохи династии Минг, которое он раскопал в Ванкувере.
She promised to meet him in Deauville, the coming summer, “though,” she sighed, “it’s becoming too dreadfully banal; nothing but Americans and frowsy English baronesses.”
Люсиль обещала встретиться с ним летом в Довиле.
«Хотя Довиль становится ужасно пошлым, — вздохнула она, — никого, кроме американцев и захудалых английских баронесс!»
And at that moment in Zenith, a cocaine-runner and a prostitute were drinking cocktails in Healey Hanson’s saloon on Front Street.
И в этот же час, в этом же Зените, продавец кокаина и проститутка пили коктейли в кабачке Хили Хэнсона на Фронт-стрит.
Since national prohibition was now in force, and since Zenith was notoriously law-abiding, they were compelled to keep the cocktails innocent by drinking them out of tea-cups.
Так как в стране царил сухой закон, а в Зените законы соблюдались особенно строго, им приходилось с невинным видом пить коктейли из чайных чашек.
The lady threw her cup at the cocaine-runner’s head.
Дама швырнула свою чашку в голову кокаиниста.
He worked his revolver out of the pocket in his sleeve, and casually murdered her.
Тот выхватил револьвер из потайного кармана и небрежно уложил ее на месте.
At that moment in Zenith, two men sat in a laboratory.
В этот же час в Зените двое ученых сидели в лаборатории.
скачать в HTML/PDF
share