5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 111 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

But if so, he preferred his own madness, to the regular sanity.
А если это и так, то свое безумие он предпочитал общепринятому здравому смыслу.
He rejoiced in his own madness, he was free.
Он радовался своему безумию, он был свободен.
He did not want that old sanity of the world, which was become so repulsive.
Ему не нужна была банальная рациональность этого мира, она не вызывала в нем ничего, кроме отвращения.
He rejoiced in the new-found world of his madness.
Он ликовал, что теперь он очнулся в заново открытом мире своего безумия.
It was so fresh and delicate and so satisfying.
Этот мир был таким неиспорченным, дарил такое удовлетворение!
As for the certain grief he felt at the same time, in his soul, that was only the remains of an old ethic, that bade a human being adhere to humanity.
Что же касается некоторой грусти, поселившейся в его душе, так это бередили его осколки прежней морали, требующие, чтобы человеческое существо держалось себе подобных.
But he was weary of the old ethic, of the human being, and of humanity.
Но он устал от старой морали, от человеческих существ и от человечества в целом.
He loved now the soft, delicate vegetation, that was so cool and perfect.
Сейчас его любовь была отдана мягким и нежным растениям, таким прохладным и лишенным изъянов.
He would overlook the old grief, he would put away the old ethic, he would be free in his new state.
Он переживет старую печаль, он отбросит прежнюю мораль, и в своем новом мире он будет совершенно свободным.
He was aware of the pain in his head becoming more and more difficult every minute.
Он чувствовал, как с каждой минутой боль в голове усиливается.
He was walking now along the road to the nearest station.
Теперь он направлялся к ближайшей железнодорожной станции.
It was raining and he had no hat.
Шел дождь, а у него не было шляпы.
But then plenty of cranks went out nowadays without hats, in the rain.
Но сейчас ведь многие чудаки расхаживают под дождем без шляп...
He wondered again how much of his heaviness of heart, a certain depression, was due to fear, fear lest anybody should have seen him naked lying against the vegetation.
Он вновь и вновь задавался вопросом, насколько тяжесть на сердце и подавленность были вызваны боязнью, что кто-нибудь увидел, как он без клочка одежды на теле лежал среди цветов.
What a dread he had of mankind, of other people!
Какое же отвращение он испытывал к человечеству, к другим людям!
It amounted almost to horror, to a sort of dream terror—his horror of being observed by some other people.
Это отвращение было неотделимо от ужаса, точно ночной кошмар, – одна мысль о том, что кто-нибудь мог его увидеть, ввергала его в ужас.
If he were on an island, like Alexander Selkirk, with only the creatures and the trees, he would be free and glad, there would be none of this heaviness, this misgiving.
Если бы только он мог оказаться на острове, как Александр Селькирк, где не было бы ничего, кроме животных и растений, он был бы свободен и счастлив, не было бы этой тяжести, этих дурных предчувствий.
He could love the vegetation and be quite happy and unquestioned, by himself.
Он мог бы отдавать свою любовь растениям и быть счастливым, ему не нужно было бы задаваться вопросами.
He had better send a note to Hermione: she might trouble about him, and he did not want the onus of this.
Нужно было написать записку Гермионе: она начнет волноваться из-за него, а ему ничуть этого не хотелось.
So at the station, he wrote saying:
Поэтому на станции он написал следующее:
I will go on to town—I don't want to come back to Breadalby for the present.
«Я еду в город – в ближайшее время в Бредолби я не вернусь.
But it is quite all right—I don't want you to mind having biffed me, in the least.
Но все в порядке, я не хочу, чтобы ты сожалела о том, что ударила меня – ни на секунду.
скачать в HTML/PDF
share