5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 115 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

When she recovered, her soul was calm and cold, without feeling.
Когда она пришла себя, все ее чувства куда-то исчезли, в душе царили холод и спокойствие.
The trucks were still rumbling by, and the man and the mare were still fighting.
Платформы все так же с грохотом проезжали мимо, человек и кобыла все так же боролись друг с другом.
But she herself was cold and separate, she had no more feeling for them.
Но теперь Гудрун была равнодушна и безучастна, она больше ничего не чувствовала.
She was quite hard and cold and indifferent.
Ее сердце окаменело, в нем не было ничего, кроме холода и безразличия.
They could see the top of the hooded guard's-van approaching, the sound of the trucks was diminishing, there was hope of relief from the intolerable noise.
Показался крытый вагон сопровождающего, грохот платформ постепенно стихал, появилась надежда, что когда-нибудь этот невыносимый шум смолкнет.
The heavy panting of the half-stunned mare sounded automatically, the man seemed to be relaxing confidently, his will bright and unstained.
Казалось, что тяжелое дыхание машинально вырывалось из легких кобылы; человек расслабился, ощущая, что вышел из борьбы победителем, что животному не удалось сломить его волю.
The guard's-van came up, and passed slowly, the guard staring out in his transition on the spectacle in the road.
Крытый вагон был уже близко, вот он проехал мимо, и человек, находившийся внутри, не сводил взгляда с разыгравшейся на дороге сцены.
And, through the man in the closed wagon, Gudrun could see the whole scene spectacularly, isolated and momentary, like a vision isolated in eternity.
Гудрун на мгновение перестала быть участницей происходящего и отстраненно взглянула на нее глазами мужчины из крытого вагона – сейчас для нее это был всего лишь вырванный из вечности эпизод.
Lovely, grateful silence seemed to trail behind the receding train.
Состав уезжал все дальше и дальше, и на смену ему пришло чудесное, благословенное молчание.
How sweet the silence is!
Насколько же желанной была эта тишина!
Ursula looked with hatred on the buffers of the diminishing wagon.
Урсула с ненавистью посмотрела на буфера постепенно уменьшающегося вагона.
The gatekeeper stood ready at the door of his hut, to proceed to open the gate.
Стрелочник стоял возле своей сторожки, готовясь подойти и открыть ворота.
But Gudrun sprang suddenly forward, in front of the struggling horse, threw off the latch and flung the gates asunder, throwing one-half to the keeper, and running with the other half, forwards.
Но Гудрун внезапно выбежала вперед, прямо под копыта беснующейся лошади, откинула засов и широко распахнула ворота, бросив одну половину стрелочнику и толкая вторую перед собой.
Gerald suddenly let go the horse and leaped forwards, almost on to Gudrun.
Джеральд пришпорил лошадь и она бросилась вперед, едва не задев Гудрун.
She was not afraid.
Но девушка не испугалась.
As he jerked aside the mare's head, Gudrun cried, in a strange, high voice, like a gull, or like a witch screaming out from the side of the road:
Когда он натянул поводья и кобыла дернула головой в сторону, Гудрун, которая в это время стояла на обочине, воскликнула странным, высоким голосом, похожим на крик чайки или, скорее, на вопль ведьмы:
'I should think you're proud.'
– Похоже, вы собой гордитесь!
The words were distinct and formed.
Она верно выбрала слова – они прозвучали очень отчетливо.
The man, twisting aside on his dancing horse, looked at her in some surprise, some wondering interest.
Человек, увлекаемый своей танцующей лошадью, удивленно и заинтересованно посмотрел на нее.
Then the mare's hoofs had danced three times on the drum-like sleepers of the crossing, and man and horse were bounding springily, unequally up the road.
Кобыла трижды ударила копытами по звенящим, как барабан, шпалам переезда и быстрым галопом понесла своего седока вверх по дороге, бросаясь то влево, то вправо.
The two girls watched them go.
Девушки провожали их взглядами.
The gate-keeper hobbled thudding over the logs of the crossing, with his wooden leg.
К ним, стуча по шпалам деревянной ногой, ковыляющей походкой приблизился стрелочник.
He had fastened the gate.
Then he also turned, and called to the girls:
Он закрыл ворота, а затем сказал, обернувшись к девушкам:
скачать в HTML/PDF
share