5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 14 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

Ursula felt almost responsible.
Урсула чувствовала себя так, словно во всем была виновата она.
She could not bear it that the bride should arrive, and no groom.
Ей была невыносима мысль, что скоро приедет невеста, а жениха еще не будет.
The wedding must not be a fiasco, it must not.
Венчание не может расстроиться, просто не может!
But here was the bride's carriage, adorned with ribbons and cockades.
Вот показалась украшенная лентами и кокардами карета невесты.
Gaily the grey horses curvetted to their destination at the church-gate, a laughter in the whole movement.
Серые лошади весело прогарцевали через церковные ворота к отведенному им месту, самим своим движением воплощая радость.
Here was the quick of all laughter and pleasure.
Вокруг сразу же столпились радостные и веселые люди.
The door of the carriage was thrown open, to let out the very blossom of the day.
Дверца кареты распахнулась, чтобы выпустить виновницу торжества.
The people on the roadway murmured faintly with the discontented murmuring of a crowd.
Стоящие в толпе на дороге люди негромко переговаривались, и их голоса сливались в тревожный рокот.
The father stepped out first into the air of the morning, like a shadow.
He was a tall, thin, careworn man, with a thin black beard that was touched with grey.
Первым навстречу утренней свежести ступил похожий на тень мистер Крич – отец невесты – высокий, худой, изможденный мужчина с жидкой, подернутой сединой черной бородкой.
He waited at the door of the carriage patiently, self-obliterated.
Он терпеливо и покорно замер в ожидании возле дверцы.
In the opening of the doorway was a shower of fine foliage and flowers, a whiteness of satin and lace, and a sound of a gay voice saying:
В проеме показался каскад ажурной листвы и цветов, белая пена атласа и кружев, и веселый голосок произнес:
'How do I get out?'
– А как я буду выходить?
A ripple of satisfaction ran through the expectant people.
По толпе зевак прокатился удовлетворенный гул.
They pressed near to receive her, looking with zest at the stooping blond head with its flower buds, and at the delicate, white, tentative foot that was reaching down to the step of the carriage.
Они окружили карету, чтобы помочь ей выйти, с жадностью пожирая глазами склоненную белокурую головку, всю в цветочных бутонах, и нежную белую туфельку, нерешительно нащупывающую подножку кареты.
There was a sudden foaming rush, and the bride like a sudden surf-rush, floating all white beside her father in the morning shadow of trees, her veil flowing with laughter.
Люди засуетились, атлас зашуршал, и снежно-белая невеста, словно пенная волна, набегающая на берег, выплыла к отцу под утреннюю сень деревьев, смеясь и приподнимая дыханьем вуаль.
'That's done it!' she said.
– Вот так-то! – сказала она.
She put her hand on the arm of her care-worn, sallow father, and frothing her light draperies, proceeded over the eternal red carpet.
Она взяла под руку отца, который выглядел изнуренным и болезненным, и, шурша складками легкого платья, проследовала на пресловутую красную ковровую дорожку.
Her father, mute and yellowish, his black beard making him look more careworn, mounted the steps stiffly, as if his spirit were absent; but the laughing mist of the bride went along with him undiminished.
Ее отец не произнес ни слова.
Желтизна кожи и черная бородка еще более подчеркивали его изможденность.
Он восходил по лестнице так скованно, словно жизнь уже покинула его; но легкая аура веселья, окружающая идущую рядом с ним невесту, нисколько от этого не померкла.
And no bridegroom had arrived!
А жениха все не было!
It was intolerable for her.
Это было невыносимо!
Ursula, her heart strained with anxiety, was watching the hill beyond; the white, descending road, that should give sight of him.
Урсула, сердце которой разрывалось от волнения, пристально вглядывалась в раскинувшиеся перед ней холмы, в белую, петляющую вниз по склону дорогу, на которой должна была показаться карета.
There was a carriage.
И карета, в конце концов, показалась.
скачать в HTML/PDF
share