5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 152 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

But she could not submit.
Но она не могла поддаться этому дурману.
'But how do you know—if you have never REALLY loved?' she asked.
– Но откуда вам это известно, если вы никогда по-настоящему не любили? – спросила она.
'It is true, what I say; there is a beyond, in you, in me, which is further than love, beyond the scope, as stars are beyond the scope of vision, some of them.'
– То что я говорю, правда; в вас, во мне существует предел, куда любовь не может проникнуть, который нельзя увидеть, как нельзя увидеть некоторые звезды.
'Then there is no love,' cried Ursula.
– Тогда любви не существует! – воскликнула Урсула.
'Ultimately, no, there is something else.
– В конечном итоге, нет, но существует что-то другое.
But, ultimately, there IS no love.'
Если мы рассуждаем о любви, то ее нет.
Ursula was given over to this statement for some moments.
Эти слова на несколько мгновений полностью захватили Урсулу.
Then she half rose from her chair, saying, in a final, repellent voice:
Затем она приподнялась и твердо произнесла неприязненным голосом:
'Then let me go home—what am I doing here?'
– Тогда разрешите мне уехать домой – что я здесь делаю?
'There is the door,' he said.
'You are a free agent.'
– Дверь там, – сказал он. – Вы вольны поступать так, как вам заблагорассудится.
He was suspended finely and perfectly in this extremity.
Он с великолепной и явной нерешительностью выжидал, какой будет ее реакция на такую крайность с его стороны.
She hung motionless for some seconds, then she sat down again.
Она недвижно замерла, а затем вновь села на свое место.
'If there is no love, what is there?' she cried, almost jeering.
– Но если там любви не существует, тогда что же там? – почти насмешливо воскликнула она.
'Something,' he said, looking at her, battling with his soul, with all his might.
– Нечто, – сказал он, взглянув на нее и изо всех сил борясь с собственными чувствами.
'What?'
– Как?
He was silent for a long time, unable to be in communication with her while she was in this state of opposition.
Он долго молчал, не имея сил разговаривать с ней, пока она так настроена против него.
'There is,' he said, in a voice of pure abstraction; 'a final me which is stark and impersonal and beyond responsibility.
– Существует, – совершенно пустым голосом сказал он, – конечное «я», которое очистилось от всех наслоений, это «я» безлично и не имеет никаких чувств.
So there is a final you.
Такое конечное «я» есть и в вас.
And it is there I would want to meet you—not in the emotional, loving plane—but there beyond, where there is no speech and no terms of agreement.
И именно там мне хотелось бы повстречать это ваше «я» – не здесь, где властвуют чувства и любовь, а за пределом, где слова и условности излишни.
There we are two stark, unknown beings, two utterly strange creatures, I would want to approach you, and you me.
Там мы становимся двумя обнаженными, неизведанными сущностями, двумя совершенно не известными друг другу существами; именно там нам бы хотелось приблизиться друг к другу.
And there could be no obligation, because there is no standard for action there, because no understanding has been reaped from that plane.
Там не может быть никаких обязательств, потому что не существует правил поведения, потому что с этой равнины никогда не собирали урожая взаимопонимания.
It is quite inhuman,—so there can be no calling to book, in any form whatsoever—because one is outside the pale of all that is accepted, and nothing known applies.
Тот мир довольно бесчеловечен – там нельзя ни в какой форме опереться на письменные источники – ведь ты переступаешь грань общепринятого и все известное нашему миру там неприменимо.
One can only follow the impulse, taking that which lies in front, and responsible for nothing, asked for nothing, giving nothing, only each taking according to the primal desire.'
Можно только подчиняться зову, принимать все как оно есть и ни за что не нести ответственности.
Там никто ни о чем не попросит, там не нужно ничего отдавать – каждый берет то, что диктует ему примитивное желание.
Ursula listened to this speech, her mind dumb and almost senseless, what he said was so unexpected and so untoward.
Урсула слушала его речь, почти лишившись сознания, ее разум оцепенел, такими неожиданными и неуместными были его слова.
скачать в HTML/PDF
share