5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 199 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

She was uneasy.
Ей стало неловко.
She drew away.
Она отшатнулась.
'Isn't somebody coming?' she said.
– По-моему, кто-то идет, – сказала она.
So they looked down the dark road, then set off again walking towards Beldover.
Они посмотрели на темную дорогу и пошли дальше, в Бельдовер.
Then suddenly, to show him she was no shallow prude, she stopped and held him tight, hard against her, and covered his face with hard, fierce kisses of passion.
И внезапно, чтобы он не счел ее глупой скромницей, она остановилась и крепко обняла его, притянула к себе и осыпала его лицо крепкими, острыми поцелуями страсти.
In spite of his otherness, the old blood beat up in him.
Хоть он и становился другим человеком, но старая кровь взыграла в нем.
'Not this, not this,' he whimpered to himself, as the first perfect mood of softness and sleep-loveliness ebbed back away from the rushing of passion that came up to his limbs and over his face as she drew him.
«Не так, ну не так», – ныло его сердце, когда нежность и восхитительное оцепенение прошло, уступив место волне страсти, поднявшейся по телу и бросившейся ему в лицо в момент, когда она притянула его к себе.
And soon he was a perfect hard flame of passionate desire for her.
И вскоре в нем пылало только прекрасное безжалостное пламя страстного желания.
Yet in the small core of the flame was an unyielding anguish of another thing.
Но под покровом этого пламени по-прежнему таилось мучительное томление по чему-то совершенно иному.
But this also was lost; he only wanted her, with an extreme desire that seemed inevitable as death, beyond question.
Но и это вскоре прошло: теперь он вожделел ее с сильнейшей страстью, которая возникла так же неизбежно, как приходит смерть, и также беспричинно.
Then, satisfied and shattered, fulfilled and destroyed, he went home away from her, drifting vaguely through the darkness, lapsed into the old fire of burning passion.
Вскоре, удовлетворенный и разбитый, насытившийся и уничтоженный, он проводил ее и пошел домой, погрузившись в древнее пламя жаркой страсти, скользя во мраке подобно расплывчатой тени.
Far away, far away, there seemed to be a small lament in the darkness.
Ему послышалось, что где-то там, в темноте, далеко-далеко, кто-то рыдал.
But what did it matter?
Но какое ему было до этого дело?
What did it matter, what did anything matter save this ultimate and triumphant experience of physical passion, that had blazed up anew like a new spell of life.
Разве было для него что-нибудь важнее этого восхитительного, наполняющего душу ликованием ощущения физической страсти, которая заново разгорелась в нем, как разгорается из углей костер?
'I was becoming quite dead-alive, nothing but a word-bag,' he said in triumph, scorning his other self.
«Я чуть было не стал ходячим мертвецом, самым настоящим пустозвоном», – ликующе восклицал он про себя, проклиная другое существо в себе.
Yet somewhere far off and small, the other hovered.
Но несмотря на то, что оно стало совсем маленьким и забилось очень глубоко, оно все еще было живо.
The men were still dragging the lake when he got back.
Когда он вернулся, люди все так же прочесывали озеро.
He stood on the bank and heard Gerald's voice.
Он остановился у воды и слушал, как Джеральд что-то говорит.
The water was still booming in the night, the moon was fair, the hills beyond were elusive.
Грохот воды сотрясал ночную тишину, луна светила ярко, холмы за озером потонули во мраке.
The lake was sinking.
Озеро постепенно мелело.
There came the raw smell of the banks, in the night air.
В воздухе запахло сыростью обнажившихся берегов.
Up at Shortlands there were lights in the windows, as if nobody had gone to bed.
А вверху, в Шортландсе, свет горел во всех окнах, говоря, что никто в доме не ложился спать.
On the landing-stage was the old doctor, the father of the young man who was lost.
На пристани стоял старый доктор, отец пропавшего молодого человека.
скачать в HTML/PDF
share