5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 336 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

'Yes, degrading indeed,' she said.
'But more to me than to you.'
– Да уж, действительно унизительная, – согласилась она. – Но унижает она больше меня, чем тебя.
'Since you choose to degrade yourself,' he said.
– Поскольку ты сама решила унизить себя, – сказал он.
Again the flash came over her face, the yellow lights concentrated in her eyes.
И вновь вспышка озарила ее лицо, а в глазах загорелся желтый огонь.
'YOU!' she cried.
'You!
– Ты! – воскликнула она. – Ты!
You truth-lover!
Ты, любитель правды!
You purity-monger!
Ты, ревнитель чистоты!
It STINKS, your truth and your purity.
Твоя правда и твоя чистота смердят!
It stinks of the offal you feed on, you scavenger dog, you eater of corpses.
Они воняют падалью, который ты питаешься, ты, питающийся отбросами пес, ты, пожиратель трупов.
You are foul, FOUL and you must know it.
Ты омерзителен, омерзителен и я хочу, чтобы ты об этом знал.
Your purity, your candour, your goodness—yes, thank you, we've had some.
Твоя чистота, твоя непорочность, твоя доброта – да, спасибо, хватит с нас ее!
What you are is a foul, deathly thing, obscene, that's what you are, obscene and perverse.
Ты всего-навсего омерзительная, страшная, как смерть, непристойная тварь, – вот кто ты, непристойная и извращенная тварь.
You, and love!
Ты и любовь!
You may well say, you don't want love.
Ты можешь хоть сто раз говорить, что любовь тебе не нужна.
No, you want YOURSELF, and dirt, and death—that's what you want.
Нет, тебе нужны ты сам, грязь и смерть – вот что тебе нужно.
You are so PERVERSE, so death-eating.
Ты настолько извращен, ты питаешься смертью.
And then—'
А затем…
'There's a bicycle coming,' he said, writhing under her loud denunciation.
– Там велосипедист, – сказал он, сжимаясь от ее громкого обличения.
She glanced down the road.
Она взглянула на дорогу.
'I don't care,' she cried.
Nevertheless she was silent.
– Мне все равно! – воскликнула она, но, тем не менее, замолчала.
The cyclist, having heard the voices raised in altercation, glanced curiously at the man, and the woman, and at the standing motor-car as he passed.
Велосипедист, проезжавший мимо и слышавший ссору и повышенные голоса, с любопытством взглянул на мужчину, потом на женщину и на стоящую машину.
'—Afternoon,' he said, cheerfully.
– Здравствуйте, – бодро поприветствовал он их.
'Good-afternoon,' replied Birkin coldly.
– Добрый день, – сухо отозвался Биркин.
They were silent as the man passed into the distance.
Они молчали, пока мужчина не отъехал подальше.
A clearer look had come over Birkin's face.
Лицо Биркина просветлело.
He knew she was in the main right.
Он знал, что по большей части она была права.
He knew he was perverse, so spiritual on the one hand, and in some strange way, degraded, on the other.
Она знала, что у него была извращенная натура – такая одухотворенная, с одной стороны, а с другой – до странности порочная.
But was she herself any better?
Но разве она сама была лучше?
Was anybody any better?
Разве кто-нибудь в этом мире был лучше?
'It may all be true, lies and stink and all,' he said.
'But Hermione's spiritual intimacy is no rottener than your emotional-jealous intimacy.
– Все это, возможно, так и есть – ложь, зловоние и так далее, – сказал он. – Но духовная близость Гермионы немногим отвратительнее твоей эмоционально-ревнивой близости.
One can preserve the decencies, even to one's enemies: for one's own sake.
Но можно сохранять приличия – даже в общении с врагами: ради себя самого.
Hermione is my enemy—to her last breath!
Гермиона мой враг – на всю жизнь.
That's why I must bow her off the field.'
Вот почему я должен ласково убрать ее со своей дороги.
'You!
– Ты!
You and your enemies and your bows!
Ты, твои враги и твои ласки!
A pretty picture you make of yourself.
Хорошенькое зрелище ты делаешь из себя.
But it takes nobody in but yourself.
Но это никого, кроме тебя не занимает.
I JEALOUS!
Я ревную!
I!
What I say,' her voice sprang into flame,
'I say because it is TRUE, do you see, because you are YOU, a foul and false liar, a whited sepulchre.
Да все, что я говорю, – ее голос наполнился яростью, – я говорю только потому, что это правда, понимаешь ли ты?!
Потому что ты это ты, омерзительный и неискренний лжец, побеленный склеп.
скачать в HTML/PDF
share