5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 54 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

Gerald sat laughing at the words and the mocking humour of the other man.
Джеральд улыбнулся словам и саркастическому юмору своего собеседника.
But he was cogitating too.
Однако в то же время они пробудили в нем серьезные мысли.
'We haven't got there yet,' he replied.
'A good many people are still waiting for the rabbit and the fire to cook it.'
– Так далеко мы еще не зашли, – ответил он. – Еще очень много людей ждут своего кролика и огня, на котором будут его жарить.
'So while you get the coal I must chase the rabbit?' said Birkin, mocking at Gerald.
– То есть, пока ты добываешь уголь, мне придется охотиться на кролика? – подшучивая над Джеральдом, спросил Биркин.
'Something like that,' said Gerald.
– Совершенно верно, – ответил Джеральд.
Birkin watched him narrowly.
Биркин изучал его прищуренным взглядом.
He saw the perfect good-humoured callousness, even strange, glistening malice, in Gerald, glistening through the plausible ethics of productivity.
Он заметил, что Джеральд великолепно умеет превращаться как в добродушно-бесчувственного, так и в необычайно злорадного субъекта – и все это таилось под располагающей к себе внешностью владельца компании.
'Gerald,' he said,
'I rather hate you.'
– Джеральд, – сказал он, – иногда я тебя просто ненавижу.
'I know you do,' said Gerald.
'Why do you?'
– Я знаю, – ответил Джеральд. – И почему же?
Birkin mused inscrutably for some minutes.
Биркин задумался, и на несколько минут его лицо стало непроницаемым.
'I should like to know if you are conscious of hating me,' he said at last.
'Do you ever consciously detest me—hate me with mystic hate?
– Мне хотелось бы знать, сознаешь ли ты разумом свою ненависть ко мне, – наконец сказал он. – Ты когда-нибудь сознательно ощущал отвращение ко мне – ненавидел ли меня непонятно за что?
There are odd moments when I hate you starrily.'
В моей жизни бывают странные мгновения, когда я просто смертельно ненавижу тебя.
Gerald was rather taken aback, even a little disconcerted.
Джеральд несколько опешил, даже немного смутился.
He did not quite know what to say.
Он не вполне понимал, что от него хочет услышать его собеседник.
'I may, of course, hate you sometimes,' he said.
'But I'm not aware of it—never acutely aware of it, that is.'
– Разумеется, иногда у меня возникает к тебе ненависть, – сказал он. – Но я не отдаю этому отчет – по крайней мере, я никогда не ощущал ее чересчур остро.
'So much the worse,' said Birkin.
– Тем хуже, – сказал Биркин.
Gerald watched him with curious eyes.
Джеральд заинтересованно посмотрел на него.
He could not quite make him out.
Он никак не мог раскусить этого человека.
'So much the worse, is it?' he repeated.
– Тем хуже, да? – повторил он.
There was a silence between the two men for some time, as the train ran on.
Мужчины на какое-то время замолчали, а поезд все мчался и мчался вперед.
In Birkin's face was a little irritable tension, a sharp knitting of the brows, keen and difficult.
По лицу Биркина было видно, что он напряжен и немного раздражен, на его лбу собрались резкие глубокие и неприязненные складки.
Gerald watched him warily, carefully, rather calculatingly, for he could not decide what he was after.
Джеральд смотрел устало, но настороженно, просчитывая дальнейшие ходы и не до конца понимая, к чему клонит его собеседник.
Suddenly Birkin's eyes looked straight and overpowering into those of the other man.
Внезапно Биркин вызывающе взглянул Джеральду прямо в глаза.
'What do you think is the aim and object of your life, Gerald?' he asked.
– Джеральд, в чем, по-твоему, суть и смысл твоей жизни? – спросил он.
Again Gerald was taken aback.
Джеральд вновь оказался в тупике.
He could not think what his friend was getting at.
Не удавалось ему разгадать, что затеял его друг.
Was he poking fun, or not?
Разыгрывал ли он его или говорил совершенно серьезно?
'At this moment, I couldn't say off-hand,' he replied, with faintly ironic humour.
– Так сразу и не скажу, нужно подумать, – ответил он с едва уловимой иронией.
'Do you think love is the be-all and the end-all of life?'
Birkin asked, with direct, attentive seriousness.
– Может, основа твоей жизни любовь? – откровенно и с предупредительной глубокомысленностью спросил Биркин.
скачать в HTML/PDF
share