5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 73 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

You mustn't ask for any more.
Ты не должен просить еще денег.
Bring the tea in quickly.'
Живо неси чай.
Gerald looked round the room.
Джеральд окинул взглядом комнату.
It was an ordinary London sitting-room in a flat, evidently taken furnished, rather common and ugly.
Это была обычная лондонская гостиная, которая, очевидно, сдавалась вместе с мебелью, а поэтому была совершенно уродливой и лишенной индивидуальности.
But there were several negro statues, wood-carvings from West Africa, strange and disturbing, the carved negroes looked almost like the foetus of a human being.
Но ее украшали резные деревянные статуэтки, привезенные из Западной Африки, изображающие негров.
Эти странные и вызывающие волнение деревянные негры походили на человеческие эмбрионы.
One was a woman sitting naked in a strange posture, and looking tortured, her abdomen stuck out.
Одна статуэтка изображала сидевшую на корточках обнаженную женщину с огромным животом и искаженным от боли лицом.
The young Russian explained that she was sitting in child-birth, clutching the ends of the band that hung from her neck, one in each hand, so that she could bear down, and help labour.
Молодой русский объяснил, что в такой позе она рожала, судорожно сжимая руками концы свисающего с шеи жгута, тужась и помогая плоду продвигаться.
The strange, transfixed, rudimentary face of the woman again reminded Gerald of a foetus, it was also rather wonderful, conveying the suggestion of the extreme of physical sensation, beyond the limits of mental consciousness.
Странное, пронзительное, едва намеченное художником лицо вновь напомнило Джеральду зародыш, и в то же время оно было прекрасно, так как свидетельствовало о невероятном накале физического чувства, не поддающемся разумному познанию.
'Aren't they rather obscene?' he asked, disapproving.
– По-моему, это совершенное непотребство, – осуждающе заметил он.
'I don't know,' murmured the other rapidly.
'I have never defined the obscene.
– Не думаю, – ответил ему Максим. – Я никогда не мог понять, что люди вкладывают в понятие «непотребство».
I think they are very good.'
По-моему, это прекрасно.
Gerald turned away.
Джеральд отвернулся.
There were one or two new pictures in the room, in the Futurist manner; there was a large piano.
В комнате была пара современных картин, выполненных в футуристической манере, стояло большое пианино.
And these, with some ordinary London lodging-house furniture of the better sort, completed the whole.
Все это вкупе с обычной для лондонских домов мебелью не самого худшего пошиба, завершало обстановку.
The Pussum had taken off her hat and coat, and was seated on the sofa.
Киска сняла шляпку и жакет и присела на диван.
She was evidently quite at home in the house, but uncertain, suspended.
Было очевидно, что в этом доме она чувствует себя совершенно свободно, однако в ней все же была какая-то неловкость, напряженность.
She did not quite know her position.
Она еще не поняла, в качестве кого она приехала в этот дом.
Her alliance for the time being was with Gerald, and she did not know how far this was admitted by any of the men.
На данный момент она была связана с Джеральдом и она не знала, осознавали ли это остальные мужчины.
She was considering how she should carry off the situation.
Она задумалась над тем, как будет выпутываться из сложившейся ситуации.
She was determined to have her experience.
Но она не отказывалась испытать то, что ей было суждено испытать.
Now, at this eleventh hour, she was not to be baulked.
Сейчас, в начале одиннадцатого, ничто не могло ей помешать.
Her face was flushed as with battle, her eye was brooding but inevitable.
Ее лицо раскраснелось, словно после сражения, она рассеянно переводила взгляд с одного предмета на другой, смиряясь с неизбежным.
The man came in with tea and a bottle of Kummel.
Слуга вернулся с чаем и бутылкой кюммеля.
He set the tray on a little table before the couch.
Он поставил поднос на столик возле дивана.
'Pussum,' said Halliday, 'pour out the tea.'
– Киска, – попросил ее Халлидей, – разлей чай.
She did not move.
Она не шелохнулась.
скачать в HTML/PDF
share