5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 90 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

In the gay light of the drawing-room she was uncanny and oppressive.
But seated in the half-light of the diningroom, sitting stiffly before the shaded candles on the table, she seemed a power, a presence.
Яркий свет, заливавший гостиную, обнажал деспотизм и мрачность ее натуры, но сейчас, в полумраке столовой, она чопорно сидела во главе стола, на котором догорали свечи, и казалась сильной, могущественной.
She listened and attended with a drugged attention.
Она слушала собеседников, принимала участие в разговоре, но мыслями была где-то далеко.
The party was gay and extravagant in appearance, everybody had put on evening dress except Birkin and Joshua Mattheson.
Веселая компания выглядела экстравагантно – все, за исключением Биркина и Джошуа Маттесона, облачились в вечерние наряды.
The little Italian Contessa wore a dress of tissue, of orange and gold and black velvet in soft wide stripes, Gudrun was emerald green with strange net-work, Ursula was in yellow with dull silver veiling, Miss Bradley was of grey, crimson and jet, Fraulein Marz wore pale blue.
На маленькой итальянской графине было платье из дорогого бархата с широкими оранжевыми, золотыми и черными полосками.
На Гудрун – изумрудно-зеленое платье, отделанное причудливым кружевом, на Урсуле – желтое, украшенное вуалью цвета потускневшего серебра, мисс Бредли была в серо-алом платье с отделкой из блестящей ткани.
У фрейлейн Мерц было голубое платье.
It gave Hermione a sudden convulsive sensation of pleasure, to see these rich colours under the candle-light.
При виде этих глубоких цветов, освещенных множеством свеч, Гермиону внезапно пронзило острое удовольствие.
She was aware of the talk going on, ceaselessly, Joshua's voice dominating; of the ceaseless pitter-patter of women's light laughter and responses; of the brilliant colours and the white table and the shadow above and below; and she seemed in a swoon of gratification, convulsed with pleasure and yet sick, like a REVENANT.
Она видела, что беседа продолжается и не скоро закончится, и что голос Джошуа заглушал все остальные; что никогда не закончится перезвон женского смеха и обмен фразами; что ее окружают яркие цвета, белый стол, а сверху и снизу ложатся тени; и ей казалось, что она впадает в желанный экстаз, содрогаясь от наслаждения и одновременно страдая, что она как будто вернулась с того света.
She took very little part in the conversation, yet she heard it all, it was all hers.
Она почти не участвовала в разговоре, но, однако, не упустила ни одного слова, ни одного звука.
They all went together into the drawing-room, as if they were one family, easily, without any attention to ceremony.
Компания просто и без всяких церемоний перешла в гостиную, словно это была одна семья.
Fraulein handed the coffee, everybody smoked cigarettes, or else long warden pipes of white clay, of which a sheaf was provided.
Фрейлейн передавала чашки с кофе, все курили сигареты или длинные трубки из белого фарфора, которых оказалось очень много.
'Will you smoke?—cigarettes or pipe?' asked Fraulein prettily.
– Закурите?
Сигарету или трубку? – кокетливо спрашивала фрейлейн.
There was a circle of people, Sir Joshua with his eighteenth-century appearance, Gerald the amused, handsome young Englishman, Alexander tall and the handsome politician, democratic and lucid, Hermione strange like a long Cassandra, and the women lurid with colour, all dutifully smoking their long white pipes, and sitting in a half-moon in the comfortable, soft-lighted drawing-room, round the logs that flickered on the marble hearth.
Гости сидели кружком: сэр Джошуа с лицом человека из восемнадцатого века; Джеральд, веселый, статный молодой англичанин; Александр, высокий и привлекательный политик, раскованный и яркий; Гермиона, загадочная, как Кассандра, только повыше ростом; и остальные женщины в ярких нарядах.
Все прилежно курили длинные белые трубки, сидя полукругом в уютной, полной теней гостиной перед отделанным мрамором камином, в котором потрескивали поленья.
The talk was very often political or sociological, and interesting, curiously anarchistic.
Разговор то и дело переходил на политику и общественные проблемы, он был интересным и необычайно свободным.
There was an accumulation of powerful force in the room, powerful and destructive.
Мощный заряд энергии наполнял эту комнату, мощный и разрушительный.
Everything seemed to be thrown into the melting pot, and it seemed to Ursula they were all witches, helping the pot to bubble.
Казалось, все идеи низвергались в плавильный котел, а они, как подумалось Урсуле, были ведьмами, которые заставляли варево кипеть.
скачать в HTML/PDF
share