5#

Влюбленные женщины. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Влюбленные женщины". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 98 из 531  ←предыдущая следующая→ ...

And then, what a snare and a delusion, this beauty of static things—what a horrible, dead prison Breadalby really was, what an intolerable confinement, the peace!
А затем ему подумалось, насколько же коварна и обманчива эта застывшая красота: ведь Бредолби был самой настоящей жуткой каменной тюрьмой, и из этой мирной обители нестерпимо хотелось вырваться на свободу!
Yet it was better than the sordid scrambling conflict of the present.
Но уж лучше запереть себя здесь, чем участвовать в омерзительной борьбе за выживание, которую люди ведут в наше время.
If only one might create the future after one's own heart—for a little pure truth, a little unflinching application of simple truth to life, the heart cried out ceaselessly.
Если бы только было возможно создавать будущее по велению своего сердца – потому что сердцу постоянно требуется хотя бы немного незапятнанной истины, оно постоянно, но решительно просит, чтобы в жизни появились самые простые человеческие истины.
'I can't see what you will leave me at all, to be interested in,' came Gerald's voice from the lower room.
'Neither the Pussums, nor the mines, nor anything else.'
– По-моему, ты не оставил мне ничего, чем можно было бы интересоваться, – раздался голос Джеральда из маленькой комнаты. – Нельзя ни Кисок, ни шахт, ничего нельзя.
'You be interested in what you can, Gerald.
– Да интересуйся, чем хочешь, Джеральд.
Only I'm not interested myself,' said Birkin.
Только мне это не интересно, – сказал Биркин.
'What am I to do at all, then?' came Gerald's voice.
– И что же мне теперь делать? – продолжал голос Джеральда.
'What you like.
– Делай, что хочешь.
What am I to do myself?'
А что делать мне?
In the silence Birkin could feel Gerald musing this fact.
В тишине Биркин чувствовал, как в голове Джеральда одна за другой проносятся мысли.
'I'm blest if I know,' came the good-humoured answer.
– Черт подери, я не знаю, – послышался добродушный ответ.
'You see,' said Birkin, 'part of you wants the Pussum, and nothing but the Pussum, part of you wants the mines, the business, and nothing but the business—and there you are—all in bits—'
– Понимаешь ли, – сказал Биркин, – часть тебя хочет Киску, и ничего кроме Киски, часть тебя требует шахту, работу, работу и ничего кроме работы, вот ты и мечешься.
'And part of me wants something else,' said Gerald, in a queer, quiet, real voice.
– Есть еще одна часть, и она тоже чего-то хочет, – произнес Джеральд непривычно тихим, искренним голосом.
'What?' said Birkin, rather surprised.
– Чего? – удивленно спросил Биркин.
'That's what I hoped you could tell me,' said Gerald.
– Я надеялся, что это ты мне скажешь, – ответил Джеральд.
There was a silence for some time.
Повисла пауза.
'I can't tell you—I can't find my own way, let alone yours.
– Я не могу тебе сказать – я не знаю, куда нужно идти мне самому, что уж говорить про тебя.
You might marry,' Birkin replied.
Ты должен жениться, – проговорил Руперт.
'Who—the Pussum?' asked Gerald.
– На ком – на Киске? – спросил Джеральд.
'Perhaps,' said Birkin.
– Возможно, – ответил Биркин.
And he rose and went to the window.
Он встал и подошел к окну.
'That is your panacea,' said Gerald.
'But you haven't even tried it on yourself yet, and you are sick enough.'
– Вот каков твой рецепт, – сказал Джеральд. – Но ты даже не испытал это на себе, а у тебя уже выработалось к этому отвращение.
'I am,' said Birkin.
'Still, I shall come right.'
– Правда, – согласился Биркин. – И все же я найду свой путь.
'Through marriage?'
– С помощью брака?
'Yes,' Birkin answered obstinately.
– Да, – упрямо ответил Биркин.
'And no,' added Gerald.
'No, no, no, my boy.'
– И нет, – добавил Джеральд. – Нет, нет, нет, мальчик мой.
There was a silence between them, and a strange tension of hostility.
Они замолчали, и в комнате возникла странная напряженная атмосфера.
They always kept a gap, a distance between them, they wanted always to be free each of the other.
Они всегда держались друг от друга на некотором расстоянии, соблюдали дистанцию, они не хотели быть связанными друг с другом.
скачать в HTML/PDF
share