5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 106 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

Interrupting one another, they all gave, and transmitted, orders as to how to proceed, reprimanding and reproaching him.
Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания.
Tushin gave no orders, and, silently—fearing to speak because at every word he felt ready to weep without knowing why—rode behind on his artillery nag.
Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче.
Though the orders were to abandon the wounded, many of them dragged themselves after troops and begged for seats on the gun carriages.
Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия.
The jaunty infantry officer who just before the battle had rushed out of Tushin's wattle shed was laid, with a bullet in his stomach, on
"Matvevna's" carriage.
Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны.
At the foot of the hill, a pale hussar cadet, supporting one hand with the other, came up to Tushin and asked for a seat.
Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
"Captain, for God's sake!
I've hurt my arm," he said timidly.
"For God's sake...
I can't walk.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти.
For God's sake!"
Ради Бога!
It was plain that this cadet had already repeatedly asked for a lift and been refused.
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где‑нибудь сесть и везде получал отказы.
He asked in a hesitating, piteous voice.
Он просил нерешительным и жалким голосом.
"Tell them to give me a seat, for God's sake!"
– Прикажите посадить, ради Бога.
"Give him a seat," said Tushin.
"Lay a cloak for him to sit on, lad," he said, addressing his favorite soldier.
"And where is the wounded officer?"
– Посадите, посадите, – сказал Тушин. – Подложи шинель, ты, дядя, – обратился он к своему любимому солдату. – А где офицер раненый?
"He has been set down.
He died," replied someone.
"Help him up.
– Сложили, кончился, – ответил кто‑то.
– Посадите.
Sit down, dear fellow, sit down!
Садитесь, милый, садитесь.
Spread out the cloak, Antonov."
Подстели шинель, Антонов.
The cadet was Rostov.
Юнкер был Ростов.
With one hand he supported the other; he was pale and his jaw trembled, shivering feverishly.
Он держал одною рукой другую, был бледен, и нижняя челюсть тряслась от лихорадочной дрожи.
He was placed on
"Matvevna," the gun from which they had removed the dead officer.
Его посадили на Матвевну, на то самое орудие, с которого сложили мертвого офицера.
The cloak they spread under him was wet with blood which stained his breeches and arm.
На подложенной шинели была кровь, в которой запачкались рейтузы и руки Ростова.
"What, are you wounded, my lad?" said Tushin, approaching the gun on which Rostov sat.
– Что, вы ранены, голубчик? – сказал Тушин, подходя к орудию, на котором сидел Ростов.
"No, it's a sprain."
– Нет, контужен.
"Then what is this blood on the gun carriage?" inquired Tushin.
– Отчего же кровь‑то на станине? – спросил Тушин.
"It was the officer, your honor, stained it," answered the artilleryman, wiping away the blood with his coat sleeve, as if apologizing for the state of his gun.
– Это офицер, ваше благородие, окровянил, – отвечал солдат‑артиллерист, обтирая кровь рукавом шинели и как будто извиняясь за нечистоту, в которой находилось орудие.
It was all that they could do to get the guns up the rise aided by the infantry, and having reached the village of Gruntersdorf they halted.
Насилу, с помощью пехоты, вывезли орудия в гору, и достигши деревни Гунтерсдорф, остановились.
скачать в HTML/PDF
share