5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 722 книги и 2078 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 13 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

CHAPTER III
III
On returning from the review, Kutuzov took the Austrian general into his private room and, calling his adjutant, asked for some papers relating to the condition of the troops on their arrival, and the letters that had come from the Archduke Ferdinand, who was in command of the advanced army.
Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией.
Prince Andrew Bolkonski came into the room with the required papers.
Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего.
Kutuzov and the Austrian member of the Hofkriegsrath were sitting at the table on which a plan was spread out.
Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
"Ah!..." said Kutuzov glancing at Bolkonski as if by this exclamation he was asking the adjutant to wait, and he went on with the conversation in French.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по‑французски начатый разговор.
"All I can say, General," said he with a pleasant elegance of expression and intonation that obliged one to listen to each deliberately spoken word.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо‑сказанное слово.
It was evident that Kutuzov himself listened with pleasure to his own voice.
"All I can say, General, is that if the matter depended on my personal wishes, the will of His Majesty the Emperor Francis would have been fulfilled long ago.
Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена.
I should long ago have joined the archduke.
Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу.
And believe me on my honour that to me personally it would be a pleasure to hand over the supreme command of the army into the hands of a better informed and more skillful general—of whom Austria has so many—and to lay down all this heavy responsibility.
И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой.
But circumstances are sometimes too strong for us, General."
Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
And Kutuzov smiled in a way that seemed to say,
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил:
"You are quite at liberty not to believe me and I don't even care whether you do or not, but you have no grounds for telling me so.
«Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это.
And that is the whole point."
И в этом‑то всё дело».
The Austrian general looked dissatisfied, but had no option but to reply in the same tone.
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
"On the contrary," he said, in a querulous and angry tone that contrasted with his flattering words, "on the contrary, your excellency's participation in the common action is highly valued by His Majesty; but we think the present delay is depriving the splendid Russian troops and their commander of the laurels they have been accustomed to win in their battles," he concluded his evidently prearranged sentence.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо‑приготовленную фразу.
скачать в HTML/PDF
share