StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 20 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

"Ah, Bondarenko, dear friend!" said he to the hussar who rushed up headlong to the horse.
"Walk him up and down, my dear fellow," he continued, with that gay brotherly cordiality which goodhearted young people show to everyone when they are happy.
– А, Бондаренко, друг сердечный, – проговорил он бросившемуся стремглав к его лошади гусару. – Выводи, дружок, – сказал он с тою братскою, веселою нежностию, с которою обращаются со всеми хорошие молодые люди, когда они счастливы.
"Yes, your excellency," answered the Ukrainian gaily, tossing his head.
– Слушаю, ваше сиятельство, – отвечал хохол, встряхивая весело головой.
"Mind, walk him up and down well!"
– Смотри же, выводи хорошенько!
Another hussar also rushed toward the horse, but Bondarenko had already thrown the reins of the snaffle bridle over the horse's head.
Другой гусар бросился тоже к лошади, но Бондаренко уже перекинул поводья трензеля.
It was evident that the cadet was liberal with his tips and that it paid to serve him.
Видно было, что юнкер давал хорошо на водку, и что услужить ему было выгодно.
Rostov patted the horse's neck and then his flank, and lingered for a moment.
Ростов погладил лошадь по шее, потом по крупу и остановился на крыльце.
"Splendid!
«Славно!
What a horse he will be!" he thought with a smile, and holding up his saber, his spurs jingling, he ran up the steps of the porch.
Такая будет лошадь!» сказал он сам себе и, улыбаясь и придерживая саблю, взбежал на крыльцо, погромыхивая шпорами.
His landlord, who in a waistcoat and a pointed cap, pitchfork in hand, was clearing manure from the cowhouse, looked out, and his face immediately brightened on seeing Rostov.
Хозяин‑немец, в фуфайке и колпаке, с вилами, которыми он вычищал навоз, выглянул из коровника.
Лицо немца вдруг просветлело, как только он увидал Ростова.
Он весело улыбнулся и подмигнул:
"Schon gut Morgen!
«Schön, gut Morgen!
Schon gut Morgen!" * he said winking with a merry smile, evidently pleased to greet the young man.
* "A very good morning!
A very good morning!"
Schön, gut Morgen!» [Прекрасно, доброго утра!] повторял он, видимо, находя удовольствие в приветствии молодого человека.
"Schon fleissig?" * said Rostov with the same gay brotherly smile which did not leave his eager face.
"Hoch Oestreicher!
– Schon fleissig! [Уже за работой!] – сказал Ростов всё с тою же радостною, братскою улыбкой, какая не сходила с его оживленного лица. – Hoch Oestreicher!
Hoch Russen!
Hoch Russen!
Kaiser Alexander hoch!" *(2) said he, quoting words often repeated by the German landlord.
* "Busy already?"
* (2)
"Hurrah for the Austrians!
Kaiser Alexander hoch! [Ура Австрийцы!
Hurrah for the Russians!
Ура Русские!
Hurrah for Emperor Alexander!"
The German laughed, came out of the cowshed, pulled off his cap, and waving it above his head cried:
Император Александр ура!] – обратился он к немцу, повторяя слова, говоренные часто немцем‑хозяином.
"Und die ganze Welt hoch!" *
Немец засмеялся, вышел совсем из двери коровника, сдернул
колпак и, взмахнув им над головой, закричал:
* "And hurrah for the whole world!"
– Und die ganze Welt hoch! [И весь свет ура!]
Rostov waved his cap above his head like the German and cried laughing,
Ростов сам так же, как немец, взмахнул фуражкой над головой и, смеясь, закричал:
"Und vivat die ganze Welt!"
«Und Vivat die ganze Welt»!
Though neither the German cleaning his cowshed nor Rostov back with his platoon from foraging for hay had any reason for rejoicing, they looked at each other with joyful delight and brotherly love, wagged their heads in token of their mutual affection, and parted smiling, the German returning to his cowshed and Rostov going to the cottage he occupied with Denisov.
Хотя не было никакой причины к особенной радости ни для немца, вычищавшего свой коровник, ни для Ростова, ездившего со взводом за сеном, оба человека эти с счастливым восторгом и братскою любовью посмотрели друг на друга, потрясли головами в знак взаимной любви и улыбаясь разошлись – немец в коровник, а Ростов в избу, которую занимал с Денисовым.
скачать в HTML/PDF
share