StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 48 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

"Was that grapeshot?" he asked Denisov.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
"Yes and no mistake!" cried Denisov.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали!
"You worked like wegular bwicks and it's nasty work!
А г'абота сквег'ная!
An attack's pleasant work!
Hacking away at the dogs!
But this sort of thing is the very devil, with them shooting at you like a target."
Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
And Denisov rode up to a group that had stopped near Rostov, composed of the colonel, Nesvitski, Zherkov, and the officer from the suite.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
"Well, it seems that no one has noticed," thought Rostov.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов.
And this was true.
No one had taken any notice, for everyone knew the sensation which the cadet under fire for the first time had experienced.
И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
"Here's something for you to report," said Zherkov.
"See if I don't get promoted to a sublieutenancy."
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
"Inform the prince that I the bridge fired!" said the colonel triumphantly and gaily.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
"And if he asks about the losses?"
– А коли про потерю спросят?
"A trifle," said the colonel in his bass voice: "two hussars wounded, and one knocked out," he added, unable to restrain a happy smile, and pronouncing the phrase "knocked out" with ringing distinctness.
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .
CHAPTER IX
IX
Pursued by the French army of a hundred thousand men under the command of Bonaparte, encountering a population that was unfriendly to it, losing confidence in its allies, suffering from shortness of supplies, and compelled to act under conditions of war unlike anything that had been foreseen, the Russian army of thirty-five thousand men commanded by Kutuzov was hurriedly retreating along the Danube, stopping where overtaken by the enemy and fighting rearguard actions only as far as necessary to enable it to retreat without losing its heavy equipment.
Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно‑расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей.
There had been actions at Lambach, Amstetten, and Melk; but despite the courage and endurance—acknowledged even by the enemy—with which the Russians fought, the only consequence of these actions was a yet more rapid retreat.
Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление.
Austrian troops that had escaped capture at Ulm and had joined Kutuzov at Braunau now separated from the Russian army, and Kutuzov was left with only his own weak and exhausted forces.
Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам.
The defense of Vienna was no longer to be thought of.
Защищать более Вену нельзя было и думать.
скачать в HTML/PDF
share