StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 367 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

Along the broad country road, edged on both sides by trees, came a high, light blue Viennese caleche, slightly creaking on its springs and drawn by six horses at a smart trot.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом.
Behind the caleche galloped the suite and a convoy of Croats.
За коляской скакали свита и конвой кроатов.
Beside Kutuzov sat an Austrian general, in a white uniform that looked strange among the Russian black ones.
Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире.
The caleche stopped in front of the regiment.
Коляска остановилась у полка.
Kutuzov and the Austrian general were talking in low voices and Kutuzov smiled slightly as treading heavily he stepped down from the carriage just as if those two thousand men breathlessly gazing at him and the regimental commander did not exist.
Кутузов и австрийский генерал о чем‑то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
The word of command rang out, and again the regiment quivered, as with a jingling sound it presented arms.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул.
Then amidst a dead silence the feeble voice of the commander in chief was heard.
В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего.
The regiment roared,
Полк рявкнул:
"Health to your ex... len... len... lency!" and again all became silent.
«Здравья желаем, ваше го‑го‑го‑го‑ство!»
И опять всё замерло.
At first Kutuzov stood still while the regiment moved; then he and the general in white, accompanied by the suite, walked between the ranks.
Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
From the way the regimental commander saluted the commander in chief and devoured him with his eyes, drawing himself up obsequiously, and from the way he walked through the ranks behind the generals, bending forward and hardly able to restrain his jerky movements, and from the way he darted forward at every word or gesture of the commander in chief, it was evident that he performed his duty as a subordinate with even greater zeal than his duty as a commander.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника.
Thanks to the strictness and assiduity of its commander the regiment, in comparison with others that had reached Braunau at the same time, was in splendid condition.
Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау.
There were only 217 sick and stragglers.
Отсталых и больных было только 217 человек.
Everything was in good order except the boots.
И всё было исправно, кроме обуви.
Kutuzov walked through the ranks, sometimes stopping to say a few friendly words to officers he had known in the Turkish war, sometimes also to the soldiers.
Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам.
Looking at their boots he several times shook his head sadly, pointing them out to the Austrian general with an expression which seemed to say that he was not blaming anyone, but could not help noticing what a bad state of things it was.
Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо.
скачать в HTML/PDF
share