StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 73 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

Five minutes later, gently swaying on the soft springs of the carriage, he turned to Prince Andrew.
Через пять минут, плавно раскачиваясь на мягких рессорах коляски, Кутузов обратился к князю Андрею.
There was not a trace of agitation on his face.
На лице его не было и следа волнения.
With delicate irony he questioned Prince Andrew about the details of his interview with the Emperor, about the remarks he had heard at court concerning the Krems affair, and about some ladies they both knew.
Он с тонкою насмешливостью расспрашивал князя Андрея о подробностях его свидания с императором, об отзывах, слышанных при дворе о кремском деле, и о некоторых общих знакомых женщинах.
CHAPTER XIV
XIV
On November 1 Kutuzov had received, through a spy, news that the army he commanded was in an almost hopeless position.
Кутузов чрез своего лазутчика получил 1‑го ноября известие, ставившее командуемую им армию почти в безвыходное положение.
The spy reported that the French, after crossing the bridge at Vienna, were advancing in immense force upon Kutuzov's line of communication with the troops that were arriving from Russia.
Лазутчик доносил, что французы в огромных силах, перейдя венский мост, направились на путь сообщения Кутузова с войсками, шедшими из России.
If Kutuzov decided to remain at Krems, Napoleon's army of one hundred and fifty thousand men would cut him off completely and surround his exhausted army of forty thousand, and he would find himself in the position of Mack at Ulm.
Ежели бы Кутузов решился оставаться в Кремсе, то полуторастатысячная армия Наполеона отрезала бы его от всех сообщений, окружила бы его сорокатысячную изнуренную армию, и он находился бы в положении Мака под Ульмом.
If Kutuzov decided to abandon the road connecting him with the troops arriving from Russia, he would have to march with no road into unknown parts of the Bohemian mountains, defending himself against superior forces of the enemy and abandoning all hope of a junction with Buxhowden.
Ежели бы Кутузов решился оставить дорогу, ведшую на сообщения с войсками из России, то он должен был вступить без дороги в неизвестные края Богемских
гор, защищаясь от превосходного силами неприятеля, и оставить всякую надежду на сообщение с Буксгевденом.
If Kutuzov decided to retreat along the road from Krems to Olmutz, to unite with the troops arriving from Russia, he risked being forestalled on that road by the French who had crossed the Vienna bridge, and encumbered by his baggage and transport, having to accept battle on the march against an enemy three times as strong, who would hem him in from two sides.
Ежели бы Кутузов решился отступать по дороге из Кремса в Ольмюц на соединение с войсками из России, то он рисковал быть предупрежденным на этой дороге французами, перешедшими мост в Вене, и таким образом быть принужденным принять сражение на походе, со всеми тяжестями и обозами, и имея дело с неприятелем, втрое превосходившим его и окружавшим его с двух сторон.
Kutuzov chose this latter course.
Кутузов избрал этот последний выход.
The French, the spy reported, having crossed the Vienna bridge, were advancing by forced marches toward Znaim, which lay sixty-six miles off on the line of Kutuzov's retreat.
Французы, как доносил лазутчик, перейдя мост в Вене, усиленным маршем шли на Цнайм, лежавший на пути отступления Кутузова, впереди его более чем на сто верст.
If he reached Znaim before the French, there would be great hope of saving the army; to let the French forestall him at Znaim meant the exposure of his whole army to a disgrace such as that of Ulm, or to utter destruction.
Достигнуть Цнайма прежде французов – значило получить большую надежду на спасение армии; дать французам предупредить себя в Цнайме – значило наверное подвергнуть всю армию позору, подобному ульмскому, или общей гибели.
But to forestall the French with his whole army was impossible.
Но предупредить французов со всею армией было невозможно.
скачать в HTML/PDF
share