5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

Natasha, who was treated as though she were grown up, was evidently very proud of this but at the same time felt shy.
Наташа, к которой обратились как к большой, была, видимо, этим очень горда, но вместе с тем и робела.
"What shall we sing?" she said.
– Что будем петь? – спросила она.
"'The Brook,'" suggested Nicholas.
– «Ключ», – отвечал Николай.
"Well, then, let's be quick.
– Ну, давайте скорее.
Boris, come here," said Natasha.
"But where is Sonya?"
Борис, идите сюда, – сказала Наташа. – А где же Соня?
She looked round and seeing that her friend was not in the room ran to look for her.
Она оглянулась и, увидав, что ее друга нет в комнате, побежала за ней.
Running into Sonya's room and not finding her there, Natasha ran to the nursery, but Sonya was not there either.
Вбежав в Сонину комнату и не найдя там свою подругу, Наташа пробежала в детскую – и там не было Сони.
Natasha concluded that she must be on the chest in the passage.
Наташа поняла, что Соня была в коридоре на сундуке.
The chest in the passage was the place of mourning for the younger female generation in the Rostov household.
Сундук в коридоре был место печалей женского молодого поколения дома Ростовых.
And there in fact was Sonya lying face downward on Nurse's dirty feather bed on the top of the chest, crumpling her gauzy pink dress under her, hiding her face with her slender fingers, and sobbing so convulsively that her bare little shoulders shook.
Действительно, Соня в своем воздушном розовом платьице, приминая его, лежала ничком на грязной полосатой няниной перине, на сундуке и, закрыв лицо пальчиками, навзрыд плакала, подрагивая своими оголенными плечиками.
Natasha's face, which had been so radiantly happy all that saint's day, suddenly changed: her eyes became fixed, and then a shiver passed down her broad neck and the corners of her mouth drooped.
Лицо Наташи, оживленное, целый день именинное, вдруг изменилось: глаза ее остановились, потом содрогнулась ее широкая шея, углы губ опустились.
"Sonya!
What is it?
What is the matter?...
– Соня! что ты?… Что, что с тобой?
Oo...
Oo...
Oo...!"
У‑у‑у!…
And Natasha's large mouth widened, making her look quite ugly, and she began to wail like a baby without knowing why, except that Sonya was crying.
И Наташа, распустив свой большой рот и сделавшись совершенно дурною, заревела, как ребенок, не зная причины и только оттого, что Соня плакала.
Sonya tried to lift her head to answer but could not, and hid her face still deeper in the bed.
Соня хотела поднять голову, хотела отвечать, но не могла и еще больше спряталась.
Natasha wept, sitting on the blue-striped feather bed and hugging her friend.
Наташа плакала, присев на синей перине и обнимая друга.
With an effort Sonya sat up and began wiping her eyes and explaining.
Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать.
"Nicholas is going away in a week's time, his... papers... have come... he told me himself... but still I should not cry," and she showed a paper she held in her hand—with the verses Nicholas had written, "still, I should not cry, but you can't... no one can understand... what a soul he has!"
– Николенька едет через неделю, его… бумага… вышла… он сам мне сказал… Да я бы всё не плакала… (она показала бумажку, которую держала в руке: то были стихи, написанные Николаем) я бы всё не плакала, но ты не можешь… никто не может понять… какая у него душа.
And she began to cry again because he had such a noble soul.
И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша.
скачать в HTML/PDF
share