StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 96 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

Under the gleaming icons stood a long invalid chair, and in that chair on snowy-white smooth pillows, evidently freshly changed, Pierre saw—covered to the waist by a bright green quilt—the familiar, majestic figure of his father, Count Bezukhov, with that gray mane of hair above his broad forehead which reminded one of a lion, and the deep characteristically noble wrinkles of his handsome, ruddy face.
Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно‑белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко‑зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно‑благородными крупными морщинами на красивом красно‑желтом лице.
He lay just under the icons; his large thick hands outside the quilt.
Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из‑под одеяла и лежали на нем.
Into the right hand, which was lying palm downwards, a wax taper had been thrust between forefinger and thumb, and an old servant, bending over from behind the chair, held it in position.
В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из‑за кресла, придерживал в ней старый слуга.
By the chair stood the priests, their long hair falling over their magnificent glittering vestments, with lighted tapers in their hands, slowly and solemnly conducting the service.
Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно‑торжественно служили.
A little behind them stood the two younger princesses holding handkerchiefs to their eyes, and just in front of them their eldest sister, Catiche, with a vicious and determined look steadily fixed on the icons, as though declaring to all that she could not answer for herself should she glance round.
Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется.
Anna Mikhaylovna, with a meek, sorrowful, and all-forgiving expression on her face, stood by the door near the strange lady.
Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери.
Prince Vasili in front of the door, near the invalid chair, a wax taper in his left hand, was leaning his left arm on the carved back of a velvet chair he had turned round for the purpose, and was crossing himself with his right hand, turning his eyes upward each time he touched his forehead.
Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу.
His face wore a calm look of piety and resignation to the will of God.
Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией.
"If you do not understand these sentiments," he seemed to be saying, "so much the worse for you!"
«Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Behind him stood the aide-de-camp, the doctors, and the menservants; the men and women had separated as in church.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились.
All were silently crossing themselves, and the reading of the church service, the subdued chanting of deep bass voices, and in the intervals sighs and the shuffling of feet were the only sounds that could be heard.
Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи.
скачать в HTML/PDF
share