StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

Every day he said to himself one and the same thing:
Он каждый день говорил себе всё одно и одно:
"It is time I understood her and made up my mind what she really is.
«Надо же, наконец, понять ее и дать себе отчет: кто она?
Was I mistaken before, or am I mistaken now?
Ошибался ли я прежде или теперь ошибаюсь?
No, she is not stupid, she is an excellent girl," he sometimes said to himself "she never makes a mistake, never says anything stupid.
Нет, она не глупа; нет, она прекрасная девушка! – говорил он сам себе иногда. – Никогда ни в чем она не ошибается, никогда она ничего не сказала глупого.
She says little, but what she does say is always clear and simple, so she is not stupid.
Она мало говорит, но то, что она скажет, всегда просто и ясно.
Так она не глупа.
She never was abashed and is not abashed now, so she cannot be a bad woman!"
Никогда она не смущалась и не смущается.
Так она не дурная женщина!»
He had often begun to make reflections or think aloud in her company, and she had always answered him either by a brief but appropriate remark—showing that it did not interest her—or by a silent look and smile which more palpably than anything else showed Pierre her superiority.
Часто ему случалось с нею начинать рассуждать, думать вслух, и всякий раз она отвечала ему на это либо коротким, но кстати сказанным замечанием, показывавшим, что ее это не интересует, либо молчаливой улыбкой и взглядом, которые ощутительнее всего показывали Пьеру ее превосходство.
She was right in regarding all arguments as nonsense in comparison with that smile.
Она была права, признавая все рассуждения вздором в сравнении с этой улыбкой.
She always addressed him with a radiantly confiding smile meant for him alone, in which there was something more significant than in the general smile that usually brightened her face.
Она обращалась к нему всегда с радостной, доверчивой, к нему одному относившейся улыбкой, в которой было что‑то значительней того, что было в общей улыбке, украшавшей всегда ее лицо.
Pierre knew that everyone was waiting for him to say a word and cross a certain line, and he knew that sooner or later he would step across it, but an incomprehensible terror seized him at the thought of that dreadful step.
Пьер знал, что все ждут только того, чтобы он, наконец, сказал одно слово, переступил через известную черту, и он знал, что он рано или поздно переступит через нее; но какой‑то непонятный ужас охватывал его при одной мысли об этом страшном шаге.
A thousand times during that month and a half while he felt himself drawn nearer and nearer to that dreadful abyss, Pierre said to himself:
Тысячу раз в продолжение этого полутора месяца, во время которого он чувствовал себя всё дальше и дальше втягиваемым в ту страшившую его пропасть, Пьер говорил себе:
"What am I doing?
«Да что ж это?
I need resolution.
Нужна решимость!
Can it be that I have none?"
Разве нет у меня ее?»
He wished to take a decision, but felt with dismay that in this matter he lacked that strength of will which he had known in himself and really possessed.
Он хотел решиться, но с ужасом чувствовал, что не было у него в этом случае той решимости, которую он знал в себе и которая действительно была в нем.
Pierre was one of those who are only strong when they feel themselves quite innocent, and since that day when he was overpowered by a feeling of desire while stooping over the snuffbox at Anna Pavlovna's, an unacknowledged sense of the guilt of that desire paralyzed his will.
Пьер принадлежал к числу тех людей, которые сильны только тогда, когда они чувствуют себя вполне чистыми.
А с того дня, как им владело то чувство желания, которое он испытал над табакеркой у Анны Павловны, несознанное чувство виноватости этого стремления парализировало его решимость.
On Helene's name day, a small party of just their own people—as his wife said—met for supper at Prince Vasili's.
В день именин Элен у князя Василья ужинало маленькое общество людей самых близких, как говорила княгиня, родные и друзья.
скачать в HTML/PDF
share