5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 66 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

That same day a council of war had been held in which all the members of the Hofkriegsrath and both Emperors took part.
В этот самый день был военный совет, на котором участвовали все члены гофкригсрата и оба императора.
At that council, contrary to the views of the old generals Kutuzov and Prince Schwartzenberg, it had been decided to advance immediately and give battle to Bonaparte.
На совете, в противность мнения стариков – Кутузова и князя Шварцернберга, было решено немедленно наступать и дать генеральное сражение Бонапарту.
The council of war was just over when Prince Andrew accompanied by Boris arrived at the palace to find Dolgorukov.
Военный совет только что кончился, когда князь Андрей, сопутствуемый Борисом, пришел во дворец отыскивать князя Долгорукова.
Everyone at headquarters was still under the spell of the day's council, at which the party of the young had triumphed.
Еще все лица главной квартиры находились под обаянием сегодняшнего, победоносного для партии молодых, военного совета.
The voices of those who counseled delay and advised waiting for something else before advancing had been so completely silenced and their arguments confuted by such conclusive evidence of the advantages of attacking that what had been discussed at the council—the coming battle and the victory that would certainly result from it—no longer seemed to be in the future but in the past.
Голоса медлителей, советовавших ожидать еще чего‑то не наступая, так единодушно были заглушены и доводы их опровергнуты несомненными доказательствами выгод наступления, что то, о чем толковалось в совете, будущее сражение и, без сомнения, победа, казались уже не будущим, а прошедшим.
All the advantages were on our side.
Все выгоды были на нашей стороне.
Our enormous forces, undoubtedly superior to Napoleon's, were concentrated in one place, the troops inspired by the Emperors' presence were eager for action.
The strategic position where the operations would take place was familiar in all its details to the Austrian General Weyrother: a lucky accident had ordained that the Austrian army should maneuver the previous year on the very fields where the French had now to be fought; the adjacent locality was known and shown in every detail on the maps, and Bonaparte, evidently weakened, was undertaking nothing.
Огромные силы, без сомнения, превосходившие силы Наполеона, были стянуты в одно место; войска были одушевлены присутствием императоров и рвались в дело; стратегический пункт, на котором приходилось действовать, был до малейших подробностей известен австрийскому генералу Вейротеру, руководившему войска (как бы счастливая случайность сделала то, что австрийские войска в прошлом году были на маневрах именно на тех полях, на которых теперь предстояло сразиться с французом); до малейших подробностей была известна и передана на картах предлежащая местность, и Бонапарте, видимо, ослабленный, ничего не предпринимал.
Dolgorukov, one of the warmest advocates of an attack, had just returned from the council, tired and exhausted but eager and proud of the victory that had been gained.
Долгоруков, один из самых горячих сторонников наступления, только что вернулся из совета, усталый, измученный, но оживленный и гордый одержанной победой.
Prince Andrew introduced his protege, but Prince Dolgorukov politely and firmly pressing his hand said nothing to Boris and, evidently unable to suppress the thoughts which were uppermost in his mind at that moment, addressed Prince Andrew in French.
Князь Андрей представил покровительствуемого им офицера, но князь Долгоруков, учтиво и крепко пожав ему руку, ничего не сказал Борису и, очевидно не в силах удержаться от высказывания тех мыслей, которые сильнее всего занимали его в эту минуту, по‑французски обратился к князю Андрею.
"Ah, my dear fellow, what a battle we have gained!
– Ну, мой милый, какое мы выдержали сражение!
God grant that the one that will result from it will be as victorious!
Дай Бог только, чтобы то, которое будет следствием его, было бы столь же победоносно.
However, dear fellow," he said abruptly and eagerly,
"I must confess to having been unjust to the Austrians and especially to Weyrother.
Однако, мой милый, – говорил он отрывочно и оживленно, – я должен признать свою вину перед австрийцами и в особенности перед Вейротером.
скачать в HTML/PDF
share