5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 73 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

"What a terrible thing war is: what a terrible thing!
– Какая ужасная вещь война, какая ужасная вещь!
Quelle terrible chose que la guerre!"
Quelle terrible chose que la guerre!
The troops of the vanguard were stationed before Wischau, within sight of the enemy's lines, which all day long had yielded ground to us at the least firing.
Войска авангарда расположились впереди Вишау, в виду цепи неприятельской, уступавшей нам место при малейшей перестрелке в продолжение всего дня.
The Emperor's gratitude was announced to the vanguard, rewards were promised, and the men received a double ration of vodka.
Авангарду объявлена была благодарность государя, обещаны награды, и людям роздана двойная порция водки.
The campfires crackled and the soldiers' songs resounded even more merrily than on the previous night.
Еще веселее, чем в прошлую ночь, трещали бивачные костры и раздавались солдатские песни.
Denisov celebrated his promotion to the rank of major, and Rostov, who had already drunk enough, at the end of the feast proposed the Emperor's health.
"Not 'our Sovereign, the Emperor,' as they say at official dinners," said he, "but the health of our Sovereign, that good, enchanting, and great man!
Let us drink to his health and to the certain defeat of the French!"
Денисов в эту ночь праздновал производство свое в майоры, и Ростов, уже довольно выпивший в конце пирушки, предложил тост за здоровье государя, но «не государя‑императора, как говорят на официальных обедах, – сказал он, – а за здоровье государя, доброго, обворожительного и великого человека; пьем за его здоровье и за верную победу над французами!»
"If we fought before," he said, "not letting the French pass, as at Schon Grabern, what shall we not do now when he is at the front?
– Коли мы прежде дрались, – сказал он, – и не давали спуску французам, как под Шенграбеном, что же теперь будет, когда он впереди?
We will all die for him gladly!
Мы все умрем, с наслаждением умрем за него.
Is it not so, gentlemen?
Так, господа?
Perhaps I am not saying it right, I have drunk a good deal—but that is how I feel, and so do you too!
Может быть, я не так говорю, я много выпил; да я так чувствую, и вы тоже.
To the health of Alexander the First!
За здоровье Александра первого!
Hurrah!"
Урра!
"Hurrah!" rang the enthusiastic voices of the officers.
– Урра! – зазвучали воодушевленные голоса офицеров.
And the old cavalry captain, Kirsten, shouted enthusiastically and no less sincerely than the twenty-year-old Rostov.
И старый ротмистр Кирстен кричал воодушевленно и не менее искренно, чем двадцатилетний Ростов.
When the officers had emptied and smashed their glasses, Kirsten filled others and, in shirt sleeves and breeches, went glass in hand to the soldiers' bonfires and with his long gray mustache, his white chest showing under his open shirt, he stood in a majestic pose in the light of the campfire, waving his uplifted arm.
Когда офицеры выпили и разбили свои стаканы, Кирстен налил другие и, в одной рубашке и рейтузах, с стаканом в руке подошел к солдатским кострам и в величественной позе взмахнув кверху рукой, с своими длинными седыми усами и белой грудью, видневшейся из‑за распахнувшейся рубашки, остановился в свете костра.
"Lads! here's to our Sovereign, the Emperor, and victory over our enemies!
Hurrah!" he exclaimed in his dashing, old, hussar's baritone.
– Ребята, за здоровье государя‑императора, за победу над врагами, урра! – крикнул он своим молодецким, старческим, гусарским баритоном.
The hussars crowded round and responded heartily with loud shouts.
Гусары столпились и дружно отвечали громким криком.
Late that night, when all had separated, Denisov with his short hand patted his favorite, Rostov, on the shoulder.
Поздно ночью, когда все разошлись, Денисов потрепал своей коротенькой рукой по плечу своего любимца Ростова.
скачать в HTML/PDF
share