StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга третья: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга третья: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 80 из 122  ←предыдущая следующая→ ...

If at first the members of the council thought that Kutuzov was pretending to sleep, the sounds his nose emitted during the reading that followed proved that the commander in chief at that moment was absorbed by a far more serious matter than a desire to show his contempt for the dispositions or anything else—he was engaged in satisfying the irresistible human need for sleep.
Ежели первое время члены совета думали, что Кутузов притворялся спящим, то звуки, которые он издавал носом во время последующего чтения, доказывали, что в эту минуту для главнокомандующего дело шло о гораздо важнейшем, чем о желании выказать свое презрение к диспозиции или к чему бы то ни было: дело шло для него о неудержимом удовлетворении человеческой потребности – .сна.
He really was asleep.
Он действительно спал.
Weyrother, with the gesture of a man too busy to lose a moment, glanced at Kutuzov and, having convinced himself that he was asleep, took up a paper and in a loud, monotonous voice began to read out the dispositions for the impending battle, under a heading which he also read out:
Вейротер с движением человека, слишком занятого для того, чтобы терять хоть одну минуту времени, взглянул на Кутузова и, убедившись, что он спит, взял бумагу и громким однообразным тоном начал читать диспозицию будущего сражения под заглавием, которое он тоже прочел:
"Dispositions for an attack on the enemy position behind Kobelnitz and Sokolnitz, November 30, 1805."
«Диспозиция к атаке неприятельской позиции позади Кобельница и Сокольница, 20 ноября 1805 года».
The dispositions were very complicated and difficult.
Диспозиция была очень сложная и трудная.
They began as follows:
В оригинальной диспозиции значилось:
"As the enemy's left wing rests on wooded hills and his right extends along Kobelnitz and Sokolnitz behind the ponds that are there, while we, on the other hand, with our left wing by far outflank his right, it is advantageous to attack the enemy's latter wing especially if we occupy the villages of Sokolnitz and Kobelnitz, whereby we can both fall on his flank and pursue him over the plain between Schlappanitz and the Thuerassa forest, avoiding the defiles of Schlappanitz and Bellowitz which cover the enemy's front.
Da der Feind mit seinerien linken Fluegel an die mit Wald bedeckten Berge lehnt und sich mit seinerien rechten Fluegel laengs Kobeinitz und Sokolienitz hinter die dort befindIichen Teiche zieht, wir im Gegentheil mit unserem linken Fluegel seinen rechten sehr debordiren, so ist es vortheilhaft letzteren Fluegel des Feindes zu attakiren, besondere wenn wir die Doerfer Sokolienitz und Kobelienitz im Besitze haben, wodurch wir dem Feind zugleich in die Flanke fallen und ihn auf der Flaeche zwischen Schlapanitz und dem Thuerassa‑Walde verfolgen koennen, indem wir dem Defileen von Schlapanitz und Bellowitz ausweichen, welche die feindliche Front decken.
Zu dieserien Endzwecke ist es noethig… Die erste Kolonne Marieschirt… die zweite Kolonne Marieschirt… die dritte Kolonne Marieschirt… [Так как неприятель опирается левым крылом своим на покрытые лесом горы, а правым крылом тянется вдоль Кобельница и Сокольница позади находящихся там прудов, а мы, напротив, превосходим нашим левым крылом его правое, то выгодно нам атаковать сие последнее неприятельское крыло, особливо если мы займем деревни Сокольниц и Кобельниц, будучи поставлены в возможность нападать на фланг неприятеля и преследовать его в равнине между Шлапаницем и лесом Тюрасским, избегая вместе с тем дефилеи между Шлапаницем и Беловицем, которою прикрыт неприятельский фронт.
For this object it is necessary that...
The first column marches...
The second column marches...
The third column marches..." and so on, read Weyrother.
Для этой цели необходимо… Первая колонна марширует… вторая колонна марширует… третья колонна марширует…] и т. д., читал Вейротер.
The generals seemed to listen reluctantly to the difficult dispositions.
Генералы, казалось, неохотно слушали трудную диспозицию.
The tall, fair-haired General Buxhowden stood, leaning his back against the wall, his eyes fixed on a burning candle, and seemed not to listen or even to wish to be thought to listen.
Белокурый высокий генерал Буксгевден стоял, прислонившись спиною к стене, и, остановив свои глаза на горевшей свече, казалось, не слушал и даже не хотел, чтобы думали, что он слушает.
Exactly opposite Weyrother, with his glistening wide-open eyes fixed upon him and his mustache twisted upwards, sat the ruddy Miloradovich in a military pose, his elbows turned outwards, his hands on his knees, and his shoulders raised.
Прямо против Вейротера, устремив на него свои блестящие открытые глаза, в воинственной позе, оперев руки с вытянутыми наружу локтями на колени, сидел румяный Милорадович с приподнятыми усами и плечами.
He remained stubbornly silent, gazing at Weyrother's face, and only turned away his eyes when the Austrian chief of staff finished reading.
Он упорно молчал, глядя в лицо Вейротера, и спускал с него глаза только в то время, когда австрийский начальник штаба замолкал.
скачать в HTML/PDF
share