StudyEnglishWords

5#

Война миров. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война миров". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 158 из 168  ←предыдущая следующая→ ...

Eastward, over the blackened ruins of the Albert Terrace and the splintered spire of the church, the sun blazed dazzling in a clear sky, and here and there some facet in the great wilderness of roofs caught the light and glared with a white intensity.
К востоку, над почерневшими развалинами Альберт‑террас и расщепленным церковным шпилем, среди безоблачного неба сияло солнце.
Кое‑где какая‑нибудь грань белой кровли преломляла луч и сверкала ослепительным светом.
Northward were Kilburn and Hampsted, blue and crowded with houses; westward the great city was dimmed; and southward, beyond the Martians, the green waves of Regent's Park, the Langham Hotel, the dome of the Albert Hall, the Imperial Institute, and the giant mansions of the Brompton Road came out clear and little in the sunrise, the jagged ruins of Westminster rising hazily beyond.
Солнце сообщало таинственную прелесть даже винным складам вокзала Чок‑Фарм и обширным железнодорожным путям, где раньше блестели черные рельсы, а теперь краснели полосы двухнедельной ржавчины.
К северу простирались Килбери и Хэмпстед – целый массив домов в синеватой дымке; на западе гигантский город был также подернут дымкой; на юге, за марсианами, уменьшенные расстоянием, виднелись зеленые волны Риджент‑парка, Ленгхем‑отель, купол Альберт‑холла, Королевский институт в огромные здания на Бромптон‑роуд, а вдалеке неясно вырисовывались зубчатые развалины Вестминстера.
Far away and blue were the Surrey hills, and the towers of the Crystal Palace glittered like two silver rods.
В голубой дали поднимались холмы Сэррея и блестели, как две серебряные колонны, башни Кристал‑Паласа.
The dome of St. Paul's was dark against the sunrise, and injured, I saw for the first time, by a huge gaping cavity on its western side.
Купол собора св.
Павла чернел на фоне восхода, – я заметил, что на западной стороне его зияла большая пробоина.
And as I looked at this wide expanse of houses and factories and churches, silent and abandoned; as I thought of the multitudinous hopes and efforts, the innumerable hosts of lives that had gone to build this human reef, and of the swift and ruthless destruction that had hung over it all; when I realised that the shadow had been rolled back, and that men might still live in the streets, and this dear vast dead city of mine be once more alive and powerful, I felt a wave of emotion that was near akin to tears.
Я стоял и смотрел на это море домов, фабрик, церквей, тихих, одиноких и покинутых; я думал о надеждах и усилиях, о бесчисленных жизнях, загубленных на постройке этой твердыни человечества, и о постигшем ее мгновенном, неотвратимом разрушении.
Когда я понял, что мрак отхлынул прочь, что люди снова могут жить на этих улицах, что этот родной мне громадный мертвый город снова оживет и вернет свою мощь, я чуть не заплакал от волнения.
The torment was over.
Муки кончились.
Even that day the healing would begin.
С этого же дня начинается исцеление.
The survivors of the people scattered over the country--leaderless, lawless, foodless, like sheep without a shepherd--the thousands who had fled by sea, would begin to return; the pulse of life, growing stronger and stronger, would beat again in the empty streets and pour across the vacant squares.
Оставшиеся в живых люди, рассеянные по стране, без вождей, без законов, без еды, как стадо без пастуха, тысячи тех, которые отплыли за море, снова начнут возвращаться; пульс жизни с каждым мгновением все сильнее и сильнее снова забьется на пустынных улицах и площадях.
Whatever destruction was done, the hand of the destroyer was stayed.
Как ни страшен был разгром, разящая рука остановлена.
Остановлена разящая рука.
All the gaunt wrecks, the blackened skeletons of houses that stared so dismally at the sunlit grass of the hill, would presently be echoing with the hammers of the restorers and ringing with the tapping of their trowels.
Эти горестные руины, почерневшие скелеты домов, мрачно торчащие на солнечном холме, скоро огласятся стуком молотков, звоном инструментов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1