StudyEnglishWords

7#

Вокруг света за 80 дней. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Вокруг света за 80 дней". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 157 из 183  ←предыдущая следующая→ ...

The road, then, was quite clear of obstacles, and Phileas Fogg had but two things to fear — an accident to the sledge, and a change or calm in the wind.
Таким образом, на всем протяжении пути не было никаких препятствий, и Филеас Фогг мог опасаться только двух обстоятельств: поломки саней и перемены или прекращения ветра.
But the breeze, far from lessening its force, blew as if to bend the mast, which, however, the metallic lashings held firmly.
Но ветер не ослабевал.
Напротив.
Он дул с такой силой, что гнулась мачта, поддерживаемая металлическими вантами.
These lashings, like the chords of a stringed instrument, resounded as if vibrated by a violin bow.
Эти металлические тросы, похожие на струны какого-то огромного инструмента, гудели от ветра, словно чья-то невидимая рука водила по ним смычком.
The sledge slid along in the midst of a plaintively intense melody.
И сани неслись под жалобную мелодию совершенно исключительной силы.
“Those chords give the fifth and the octave,” said Mr. Fogg.
— Эти тросы звучат в квинту и в октаву, — заметил Филеас Фогг.
These were the only words he uttered during the journey.
Таковы были единственные слова, которые он произнес за всю дорогу.
Aouda, cosily packed in furs and cloaks, was sheltered as much as possible from the attacks of the freezing wind.
Миссис Ауда, тщательно закутанная в дорожные одеяла и меха, была по мере возможности защищена от холода.
As for Passepartout, his face was as red as the sun’s disc when it sets in the mist, and he laboriously inhaled the biting air.
Что касается Паспарту, то он жадно вдыхал морозный воздух, и лицо его было красно, как диск солнца, когда оно садится в тумане.
With his natural buoyancy of spirits, he began to hope again.
С присущим ему непоколебимым оптимизмом он снова начал надеяться на успех.
They would reach New York on the evening, if not on the morning, of the 11th, and there was still some chances that it would be before the steamer sailed for Liverpool.
Ну что ж, вместо того чтобы приехать в Нью-Йорк утром, они приедут вечером, лишь бы им застать пакетбот, отходящий в Ливерпуль!
Passepartout even felt a strong desire to grasp his ally, Fix, by the hand.
Паспарту даже хотелось пожать руку своему союзнику Фиксу.
He remembered that it was the detective who procured the sledge, the only means of reaching Omaha in time; but, checked by some presentiment, he kept his usual reserve.
Он помнил, что парусные сани были раздобыты именно им и что только благодаря сыщику его господин может прибыть в Омаху вовремя.
Однако, следуя какому-то предчувствию, он сдержался и не изменил своего обычного настороженного отношения к Фиксу.
One thing, however, Passepartout would never forget, and that was the sacrifice which Mr. Fogg had made, without hesitation, to rescue him from the Sioux.
Во всяком случае, Паспарту знал, что он никогда не позабудет одного — жертвы, которую, не колеблясь, принес мистер Фогг, чтобы вырвать его из рук индейцев племени сиу.
Mr. Fogg had risked his fortune and his life.
No!
Для этого мистер Фогг рисковал своим состоянием и самой жизнью… Нет!
His servant would never forget that!
Его слуга этого никогда не забудет!
While each of the party was absorbed in reflections so different, the sledge flew past over the vast carpet of snow.
Пока каждый из путешественников предавался своим размышлениям, сани буквально летели по бескрайнему снежному ковру.
The creeks it passed over were not perceived.
Fields and streams disappeared under the uniform whiteness.
Иногда они пересекали небольшие речки, притоки или притоки притоков Литл-Блу-ривер, но путешественники не замечали этого, ибо и поля и водные потоки были покрыты одним и тем же белым покровом.
The plain was absolutely deserted.
Равнина была совершенно пустынна.
Between the Union Pacific road and the branch which unites Kearney with Saint Joseph it formed a great uninhabited island.
Расположенная между Тихоокеанской железной дорогой и веткой, идущей от форта Керней на Сент-Джозеф, она образовывала как бы обширный необитаемый остров.
Neither village, station, nor fort appeared.
Ни деревни, ни станции, ни даже форта.
скачать в HTML/PDF
share