StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 203 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

Nekhludoff looked at her miserable little neck, her thin, unkempt hair, and wondered why she had been doing all these strange things, and why she was now telling all this to him.
Нехлюдов же смотрел на ее жалкую шею, на редкие спутанные волосы и удивлялся, зачем она все это делала и рассказывала.
He pitied her, but not as he had pitied Menshoff, the peasant, kept for no fault of his own in the stinking prison.
Она жалка ему была, но совсем не так, как был жалок Меньшов-мужик, без всякой вины с его стороны сидевший в вонючем остроге.
She was pitiable because of the confusion that filled her mind.
Она более всего была жалка той очевидной путаницей, которая была у нее в голове.
It was clear that she considered herself a heroine, and was ready to give her life for a cause, though she could hardly have explained what that cause was and in what its success would lie.
Она, очевидно, считала себя героиней, готовой пожертвовать жизнью для успеха своего дела, а между тем едва ли она могла бы объяснить, в чем состояло это дело и в чем успех его.
The business that Vera Doukhova wanted to see Nekhludoff about was the following: A friend of hers, who had not even belonged to their "sub-group," as she expressed it, had been arrested with her about five months before, and imprisoned in the Petropavlovsky fortress because some prohibited books and papers (which she had been asked to keep) had been found in her possession.
Дело, о котором хотела говорить Вера Ефремовна с Нехлюдовым, состояло в том, что одна товарка ее, некто Шустова, даже и не принадлежавшая к их подгруппе, как она выражалась, была схвачена пять месяцев тому назад вместе с нею и посажена в Петропавловскую крепость только потому, что у ней нашли книги и бумаги, переданные ей на сохранение.
Vera Doukhova felt herself in some measure to blame for her friend's arrest, and implored Nekhludoff, who had connections among influential people, to do all he could in order to set this friend free.
Вера Ефремовна считала себя отчасти виновной в заключении Шустовой и умоляла Нехлюдова, имеющего связи, сделать все возможное для того, чтобы освободить ее.
Besides this, Doukhova asked him to try and get permission for another friend of hers, Gourkevitch (who was also imprisoned in the Petropavlovsky fortress), to see his parents, and to procure some scientific books which he required for his studies.
Другое дело, о котором просила Богодуховская, состояло в том, чтобы выхлопотать содержащемуся в Петропавловской крепости Гуркевичу разрешение на свидание с родителями и на получение научных книг, которые ему нужны были для его ученых занятий.
Nekhludoff promised to do what he could when he went to Petersburg.
Нехлюдов обещал попытаться сделать все возможное, когда будет в Петербурге.
As to her own story, this is what she said: Having finished a course of midwifery, she became connected with a group of adherents to the Nardovolstvo, and made up her mind to agitate in the revolutionary movement.
Свою историю Вера Ефремовна рассказала так, что она, кончив акушерские курсы, сошлась с партией народовольцев и работала с ними.
At first all went on smoothly.
She wrote proclamations and occupied herself with propaganda work in the factories; then, an important member having been arrested, their papers were seized and all concerned were arrested.
Сначала шло все хорошо, писали прокламации, пропагандировали на фабриках, но потом схватили одну выдающуюся личность, захватили бумаги и начали всех брать.
"I was also arrested, and shall be exiled.
But what does it matter?
– Взяли и меня и вот теперь высылают… – закончила она свою историю. – Но это ничего.
I feel perfectly happy."
She concluded her story with a piteous smile.
Я чувствую себя превосходно, самочувствие олимпийское, – сказала она и улыбнулась жалостною улыбкою.
скачать в HTML/PDF
share