StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 310 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

All depended on Skovorodnikoff's vote, and he voted for rejecting the appeal, because Nekhludoff's determination to marry the woman on moral grounds was extremely repugnant to him.
Все дело решалось голосом Сковородникова.
И этот голос стал на сторону отказа преимущественно потому, что решение Нехлюдова жениться на этой девушке во имя нравственных требований было в высшей степени противно ему.
Skovorodnikoff was a materialist, a Darwinian, and counted every manifestation of abstract morality, or, worse still, religion, not only as a despicable folly, but as a personal affront to himself.
Сковородников был материалист, дарвинист и считал всякие проявления отвлеченной нравственности или, еще хуже, религиозности не только презренным безумием, но личным себе оскорблением.
All this bother about a prostitute, and the presence of a celebrated advocate and Nekhludoff in the Senate were in the highest degree repugnant to him.
Вся эта возня с этой проституткой и присутствие здесь, в сенате, защищающего ее знаменитого адвоката и самого Нехлюдова было ему в высшей степени противно.
So he shoved his beard into his mouth and made faces, and very skilfully pretended to know nothing of this case, excepting that the reasons for an appeal were insufficient, and that he, therefore, agreed with the chairman to leave the decision of the Court unaltered.
И он, засовывая себе в рот бороду и делая гримасы, очень натурально притворился, что он ничего не знает об этом деле, как только то, что поводы к кассации недостаточны, и потому согласен с председательствующим об оставлении жалобы без последствий.
So the sentence remained unrepealed.
В жалобе было отказано.
CHAPTER XXII.
AN OLD FRIEND.
XXII
"Terrible," said Nekhludoff, as he went out into the waiting-room with the advocate, who was arranging the papers in his portfolio.
"In a matter which is perfectly clear they attach all the importance to the form and reject the appeal.
– Ужасно! – говорил Нехлюдов, выходя в приемную с адвокатом, укладывавшим свой портфель. – В самом очевидном деле они придираются к форме и отказывают.
Terrible!"
Ужасно!
"The case was spoiled in the Criminal Court," said the advocate.
– Дело испорчено в суде, – сказал адвокат.
"And Selenin, too, was in favour of the rejection.
– И Селенин за отказ.
Terrible! terrible!"
Nekhludoff repeated.
"What is to be done now?"
Ужасно, ужасно! – продолжал повторять Нехлюдов. – Что же делать теперь?
"We will appeal to His Majesty, and you can hand in the petition yourself while you are here.
– А подадим на высочайшее имя.
Сами и подайте, пока вы здесь.
I will write it for you."
Я напишу вам.
At this moment little Wolf, with his stars and uniform, came out into the waiting-room and approached Nekhludoff.
В это время маленький Вольф, в своих звездах и мундире, вышел в приемную и подошел к Нехлюдову.
"It could not be helped, dear Prince.
– Что делать, милый князь.
The reasons for an appeal were not sufficient," he said, shrugging his narrow shoulders and closing his eyes, and then he went his way.
Не было достаточных поводов, – сказал он, пожимая узкими плечами и закрывая глаза, и прошел, куда ему было нужно.
After Wolf, Selenin came out too, having heard from the Senators that his old friend Nekhludoff was there.
Вслед за Вольфом вышел и Селенин, узнав от сенаторов, что Нехлюдов, его прежний приятель, был здесь.
скачать в HTML/PDF
share