StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 348 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

This new part of his business was finding an answer to the following questions: What was this astonishing institution called criminal law, of which the results were that in the prison, with some of the inmates of which he had lately become acquainted, and in all those other places of confinement, from the Peter and Paul Fortress in Petersburg to the island of Sakhalin, hundreds and thousands of victims were pining?
What did this strange criminal law exist for?
How had it originated?
Четвертое дело это состояло в разрешении вопроса о том, что такое, зачем и откуда взялось это удивительное учреждение, называемое уголовным судом, результатом которого был тот острог, с жителями которого он отчасти ознакомился, и все те места заключения, от Петропавловской крепости до Сахалина, где томились сотни, тысячи жертв этого удивительного для него уголовного закона.
From his personal relations with the prisoners, from notes by some of those in confinement, and by questioning the advocate and the prison priest, Nekhludoff came to the conclusion that the convicts, the so-called criminals, could be divided into five classes.
Из личных отношений с арестантами, из расспросов адвоката, острожного священника, смотрителя и из списков содержащихся Нехлюдов пришел к заключению, что состав арестантов, так называемых преступников, разделяется на пять разрядов людей.
The first were quite innocent people, condemned by judicial blunder.
Such were the Menshoffs, supposed to be incendiaries, Maslova, and others.
Один, первый, разряд – люди совершенно невинные, жертвы судебных ошибок, как мнимый поджигатель Меньшов, как Маслова и другие.
There were not many of these; according to the priest's words, only seven per cent., but their condition excited particular interest.
Людей этого разряда было не очень много, по наблюдениям священника – около семи процентов, но положение этих людей вызывало особенный интерес.
To the second class belong persons condemned for actions done under peculiar circumstances, i.e., in a fit of passion, jealousy, or drunkenness, circumstances under which those who judged them would surely have committed the same actions.
Другой разряд составляли люди, осужденные за поступки, совершенные в исключительных обстоятельствах, как озлобление, ревность, опьянение и т. п., такие поступки, которые почти наверное совершили бы в таких же условиях все те, которые судили и наказывали их.
Этот разряд составлял, по наблюдению Нехлюдова, едва ли не более половины всех преступников.
The third class consisted of people punished for having committed actions which, according to their understanding, were quite natural, and even good, but which those other people, the men who made the laws, considered to be crimes.
Третий разряд составляли люди, наказанные за то, что они совершали, по их понятиям, самые обыкновенные и даже хорошие поступки, но такие, которые, по понятиям чуждых им людей, писавших законы, считались преступлениями.
Such were the persons who sold spirits without a license, smugglers, those who gathered grass and wood on large estates and in the forests belonging to the Crown; the thieving miners; and those unbelieving people who robbed churches.
К этому разряду принадлежали люди, тайно торгующие вином, перевозящие контрабанду, рвущие траву, собирающие дрова в больших владельческих и казенных лесах.
К этим же людям принадлежали ворующие горцы и еще неверующие люди, обворовывающие церкви.
To the fourth class belonged those who were imprisoned only because they stood morally higher than the average level of society.
Четвертый разряд составляли люди, потому только зачисленные в преступники, что они стояли нравственно выше среднего уровня общества.
Such were the Sectarians, the Poles, the Circassians rebelling in order to regain their independence, the political prisoners, the Socialists, the strikers condemned for withstanding the authorities.
Таковы были сектанты, таковы были поляки, черкесы, бунтовавшие за свою независимость, таковы были и политические преступники – социалисты и стачечники, осужденные за сопротивление властям.
There was, according to Nekhludoff's observations, a very large percentage belonging to this class; among them some of the best of men.
Процент таких людей, самых лучших общества, по наблюдению Нехлюдова, был очень большой.
скачать в HTML/PDF
share