StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 419 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

After two months' marching with the gang, the change that had taken place within her became noticeable in her appearance.
После двух месяцев похода по этапу происшедшая в ней перемена проявилась и в ее наружности.
She grew sunburned and thinner, and seemed older; wrinkles appeared on her temples and round her mouth.
She had no ringlets on her forehead now, and her hair was covered with the kerchief; in the way it was arranged, as well as in her dress and her manners, there was no trace of coquetry left.
Она похудела, загорела, как будто постарела; на висках и около рта обозначились морщинки, волосы она не распускала на лоб, а повязывала голову платком, и ни в одежде, ни в прическе, ни в обращенье не было уже прежних признаков кокетства.
And this change, which had taken place and was still progressing in her, made Nekhludoff very happy.
И эта происшедшая и происходившая в ней перемена не переставая вызывала в Нехлюдове особенно радостное чувство.
He felt for her something he had never experienced before.
Он испытывал теперь к ней чувство, никогда не испытанное им прежде.
This feeling had nothing in common with his first poetic love for her, and even less with the sensual love that had followed, nor even with the satisfaction of a duty fulfilled, not unmixed with self-admiration, with which he decided to marry her after the trial.
Чувство это не имело ничего общего ни с первым поэтическим увлечением, ни еще менее с тем чувственным влюблением, которое он испытывал потом, ни даже с тем чувством сознания исполненного долга, соединенного с самолюбованием, с которым он после суда решил жениться на ней.
The present feeling was simply one of pity and tenderness.
He had felt it when he met her in prison for the first time, and then again when, after conquering his repugnance, he forgave her the imagined intrigue with the medical assistant in the hospital (the injustice done her had since been discovered); it was the same feeling he now had, only with this difference, that formerly it was momentary, and that now it had become permanent.
Чувство это было то самое простое чувство жалости и умиления, которое он испытал в первый раз на свидании с нею в тюрьме и потом, с новой силой, после больницы, когда он, поборов свое отвращение, простил ее за воображаемую историю с фельдшером (несправедливость которой разъяснилась потом); это было то же самое чувство, но только с тою разницею, что тогда оно было временно, теперь же оно стало постоянным.
Whatever he was doing, whatever he was thinking now, a feeling of pity and tenderness dwelt with him, and not only pity and tenderness for her, but for everybody.
О чем бы он ни думал теперь, что бы ни делал, общее настроение его было это чувство жалости и умиления не только к ней, но ко всем людям.
This feeling seemed to have opened the floodgates of love, which had found no outlet in Nekhludoff's soul, and the love now flowed out to every one he met.
Это чувство как будто раскрыло в душе Нехлюдова поток любви, не находивший прежде исхода, а теперь направлявшийся на всех людей, с которыми oн встречался.
During this journey Nekhludoff's feelings were so stimulated that he could not help being attentive and considerate to everybody, from the coachman and the convoy soldiers to the prison inspectors and governors whom he had to deal with.
Нехлюдов чувствовал себя во все время путешествия в том возбужденном состоянии, в котором он невольно делался участливым и внимательным ко всем людям, от ямщика и конвойного солдата до начальника тюрьмы и губернатора, до которых имел дело.
Now that Maslova was among the political prisoners, Nekhludoff could not help becoming acquainted with many of them, first in Ekaterinburg, where they had a good deal of freedom and were kept altogether in a large cell, and then on the road when Maslova was marching with three of the men and four of the women.
За это время Нехлюдову, вследствие перевода Масловой к политическим, пришлось познакомиться с многими политическими, сначала в Екатеринбурге, где они очень свободно содержались все вместе в большой камере, а потом на пути с теми пятью мужчинами и четырьмя женщинами, к которым присоединена была Маслова.
скачать в HTML/PDF
share