StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 434 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

"Where to?" asked the convoy sergeant, addressing the orderly.
– Куда? – спросил встретившийся конвойный у того, который провожал Нехлюдова.
"Into the separate cell, No.
5."
– В отдельную, пятый номер.
"You can't pass here; the boss has gone to the village and taken the keys."
– Здесь не пройдешь, заперто, надо через то крыльцо.
– А что ж заперто?
– Старшой запер, а сам на село ушел.
"Well, then, pass this way."
– Ну, так айдате здесь.
The soldier led Nekhludoff along a board to another entrance.
Солдат повел Нехлюдова на другое крыльцо и подошел по доскам к другому входу.
While still in the yard Nekhludoff could hear the din of voices and general commotion going on inside as in a beehive when the bees are preparing to swarm; but when he came nearer and the door opened the din grew louder, and changed into distinct sounds of shouting, abuse and laughter.
Еще со двора было слышно гуденье голосов и внутреннее движение, как в хорошем готовящемся к ройке улье, но, когда Нехлюдов подошел ближе и отворилась дверь, гуденье это усилилось и перешло в звук перекрикивающихся, ругающихся, смеющихся голосов.
He heard the clatter of chairs and smelt the well-known foul air.
Послышался переливчатый звук цепей, и пахнуло знакомым тяжелым запахом испражнений и дегтя.
This din of voices and the clatter of the chairs, together with the close smell, always flowed into one tormenting sensation, and produced in Nekhludoff a feeling of moral nausea which grew into physical sickness, the two feelings mingling with and heightening each other.
The first thing Nekhludoff saw, on entering, was a large, stinking tub.
Оба эти впечатления – гул голосов с звоном цепей и этот ужасный запах – всегда сливались для Нехлюдова в одно мучительное чувство какой-то нравственной тошноты, переходящей в тошноту физическую.
И оба впечатления смешивались и усиливали одно другое.
Войдя теперь в сени полуэтапа, где стояла огромная вонючая кадка, так называемая «параха», первое, что увидал Нехлюдов, была женщина, сидевшая на краю кадки.
Напротив нее – мужчина со сдвинутой набок на бритой голове блинообразной шапкой.
Они о чем-то разговаривали.
Арестант, увидав Нехлюдова, подмигнул глазом и проговорил:
– И царь воды не удо€ржит.
Женщина же опустила полы халата и потупилась.
A corridor into which several doors opened led from the entrance.
Из сеней шел коридор, в который отворялись двери камер.
The first was the family room, then the bachelors' room, and at the very end two small rooms were set apart for the political prisoners.
Первая была камера семейных, потом большая камера холостых и в конце коридора две маленькие камеры, отведенные для политических.
The buildings, which were arranged to hold one hundred and fifty prisoners, now that there were four hundred and fifty inside, were so crowded that the prisoners could not all get into the rooms, but filled the passage, too.
Помещение этапа, предназначенное для ста пятидесяти человек, вмещая четыреста пятьдесят, было так тесно, что арестанты, не помещаясь в камерах, наполняли коридор.
Some were sitting or lying on the floor, some were going out with empty teapots, or bringing them back filled with boiling water.
Одни сидели и лежали на полу, другие двигались взад и вперед с пустыми и полными кипятком чайниками.
Among the latter was Taras.
В числе этих был Тарас.
He overtook Nekhludoff and greeted him affectionately.
Он догнал Нехлюдова и ласково поздоровался с ним.
The kind face of Taras was disfigured by dark bruises on his nose and under his eye.
Доброе лицо Тараса было изуродовано сине-багровыми подтеками на носу и под глазом.
"What has happened to you?" asked Nekhludoff.
– Что это с тобой? – спросил Нехлюдов.
"Yes, something did happen," Taras said, with a smile.
– Вышло дело такое, – сказал Тарас, улыбаясь.
– Да дерутся все, – презрительно сказал конвойный.
"All because of the woman," added a prisoner, who followed Taras; "he's had a row with Blind Fedka."
– Из-за бабы, – прибавил арестант, шедший за ними, – с Федькой слепым сцепились.
"And how's Theodosia?"
– А Федосья что? – спросил Нехлюдов.
скачать в HTML/PDF
share