StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 62 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

The doctor had been asked to stay the night, and she had to make his bed.
Доктор остался ночевать, и Катюша должна была постлать постель гостю.
When he heard her go in Nekhludoff followed her, treading softly and holding his breath as if he were going to commit a crime.
Услыхав ее шаги, Нехлюдов, тихо ступая и сдерживая дыхание, как будто собираясь на преступление, вошел за ней.
She was putting a clean pillow-case on the pillow, holding it by two of its corners with her arms inside the pillow-case.
She turned round and smiled, not a happy, joyful smile as before, but in a frightened, piteous way.
Засунув обе руки в чистую наволочку и держа ими подушку за углы, она оглянулась на него и улыбнулась, но не веселой и радостной, как прежде, а испуганной, жалостной улыбкой.
The smile seemed to tell him that what he was doing was wrong.
Улыбка эта как будто сказала ему, что то, что он делает, – дурно.
He stopped for a moment.
На минуту он остановился.
There was still the possibility of a struggle.
Тут еще была возможность борьбы.
The voice of his real love for her, though feebly, was still speaking of her, her feelings, her life.
Хоть слабо, но еще слышен был голос истинной любви к ней, который говорил ему об ней, о ее чувствах, об ее жизни.
Another voice was saying,
"Take care I don't let the opportunity for your own happiness, your own enjoyment, slip by!"
Другой же голос говорил: смотри, пропустишь свое наслажденье, свое счастье.
And this second voice completely stifled the first.
И этот второй голос заглушил первый.
He went up to her with determination and a terrible, ungovernable animal passion took possession of him.
Он решительно подошел к ней.
И страшное, неудержимое животное чувство овладело им.
With his arm round he made her sit down on the bed; and feeling that there was something more to be done he sat down beside her.
Не выпуская ее из своих объятий, Нехлюдов посадил ее на постель и, чувствуя, что еще что-то надо делать, сел рядом с нею.
"Dmitri Ivanovitch, dear! please let me go," she said, with a piteous voice.
"Matrona Pavlovna is coming," she cried, tearing herself away.
Some one was really coming to the door.
– Дмитрий Иванович, голубчик, пожалуйста, пустите, – говорила она жалобным голосом. – Матрена Павловна идет! – вскрикнула она, вырываясь, и действительно кто-то шел к двери.
"Well, then, I'll come to you in the night," he whispered.
"You'll be alone?"
– Так я приду к тебе ночью, – проговорил Нехлюдов. – Ты ведь одна?
"What are you thinking of?
– Что вы?
On no account.
Ни за что!
No, no!" she said, but only with her lips; the tremulous confusion of her whole being said something very different.
Не надо, – говорила она только устами, но все взволнованное, смущенное существо ее говорило другое.
It was Matrona Pavlovna who had come to the door.
Подошедшая к двери действительно была Матрена Павловна.
She came in with a blanket over her arm, looked reproachfully at Nekhludoff, and began scolding Katusha for having taken the wrong blanket.
Она вошла в комнату с одеялом на руке и, взглянув укорительно на Нехлюдова, сердито выговорила Катюше за то, что она взяла не то одеяло.
Nekhludoff went out in silence, but he did not even feel ashamed.
Нехлюдов молча вышел.
Ему даже не было стыдно.
He could see by Matrona Pavlovna's face that she was blaming him, he knew that she was blaming him with reason and felt that he was doing wrong, but this novel, low animal excitement, having freed itself of all the old feelings of real love for Katusha, ruled supreme, leaving room for nothing else.
Он видел по выражению лица Матрены Павловны, что она осуждает его, и права, осуждая его, знал, что то, что он делает, – дурно, но животное чувство, выпроставшееся из-за прежнего чувства хорошей любви к ней, овладело им и царило одно, ничего другого не признавая.
Он знал теперь, что надо делать для удовлетворения чувства, и отыскивал средство сделать это.
скачать в HTML/PDF
share