StudyEnglishWords

4#

Воскресение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воскресение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 66 из 502  ←предыдущая следующая→ ...

It was getting lighter.
From the river below the creaking and tinkling and sobbing of the breaking ice came still louder and a gurgling sound could now also be heard.
На дворе было светлее; внизу на реке треск и звон и сопенье льдин еще усилились, и к прежним звукам прибавилось журчанье.
The mist had begun to sink, and from above it the waning moon dimly lighted up something black and weird.
Туман же стал садиться вниз, и из-за стены тумана выплыл ущербный месяц, мрачно освещая что-то черное и страшное.
"What was the meaning of it all?
Was it a great joy or a great misfortune that had befallen him?" he asked himself.
«Что же это: большое счастье или большое несчастье случилось со мной?» – спрашивал он себя.
«Всегда так, все так», – сказал он себе и пошел спать.
CHAPTER XVIII.
AFTERWARDS.
XVIII
The next day the gay, handsome, and brilliant Schonbock joined Nekhludoff at his aunts' house, and quite won their hearts by his refined and amiable manner, his high spirits, his generosity, and his affection for Dmitri.
На другой день блестящий, веселый Шенбок заехал за Нехлюдовым к тетушкам и совершенно прельстил их своей элегантностью, любезностью, веселостью, щедростью и любовью к Дмитрию.
But though the old ladies admired his generosity it rather perplexed them, for it seemed exaggerated.
Щедрость его хотя и очень понравилась тетушкам, но привела их даже в некоторое недоумение своей преувеличенностью.
He gave a rouble to some blind beggars who came to the gate, gave 15 roubles in tips to the servants, and when Sophia Ivanovna's pet dog hurt his paw and it bled, he tore his hemstitched cambric handkerchief into strips (Sophia Ivanovna knew that such handkerchiefs cost at least 15 roubles a dozen) and bandaged the dog's foot.
Пришедшим слепым нищим он дал рубль, на чай людям он роздал пятнадцать рублей, и когда Сюзетка, болонка Софьи Ивановны, при нем ободрала себе в кровь ногу, то он, вызвавшись сделать ей перевязку, ни минуты не задумавшись, разорвал свой батистовый с каемочками платок (Софья Ивановна знала, что такие платки стоят не меньше пятнадцати рублей дюжина) и сделал из него бинты для Сюзетки.
The old ladies had never met people of this kind, and did not know that Schonbock owed 200,000 roubles which he was never going to pay, and that therefore 25 roubles more or less did not matter a bit to him.
Тетушки не видали еще таких и не знали, что у этого Шенбока было двести тысяч долгу, которые – он знал – никогда не заплатятся, и что поэтому двадцать пять рублей меньше или больше не составляли для него расчета.
Schonbock stayed only one day, and he and Nekhludoff both, left at night.
Шенбок пробыл только один день и в следующую ночь уехал вместе с Нехлюдовым.
They could not stay away from their regiment any longer, for their leave was fully up.
Они не могли дольше оставаться, так как был уже последний срок для явки в полк.
В душе Нехлюдова в этот последний проведенный у тетушек день, когда свежо было воспоминание ночи, поднимались и боролись между собой два чувства: одно – жгучие, чувственные воспоминания животной любви, хотя и далеко не давшей того, что она обещала, и некоторого самодовольства достигнутой цели; другое – сознание того, что им сделано что-то очень дурное и что это дурное нужно поправить, и поправить не для нее, а для себя.
At the stage which Nekhludoff's selfish mania had now reached he could think of nothing but himself.
He was wondering whether his conduct, if found out, would be blamed much or at all, but he did not consider what Katusha was now going through, and what was going to happen to her.
В том состоянии сумасшествия эгоизма, в котором он находился, Нехлюдов думал только о себе – о том, осудят ли его и насколько, если узнают о том, как он с ней поступил, а не о том, что она испытывает и что с ней будет.
He saw that Schonbock guessed his relations to her and this flattered his vanity.
Он думал, как Шенбок догадывается об его отношениях с Катюшей, и это льстило его самолюбию.
"Ah, I see how it is you have taken such a sudden fancy to your aunts that you have been living nearly a week with them," Schonbock remarked when he had seen Katusha.
– То-то ты так вдруг полюбил тетушек, – сказал ему Шенбок, увидав Катюшу, – что неделю живешь у них.
скачать в HTML/PDF
share