5#

Время-не-ждет. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время-не-ждет". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2235 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 141 из 322  ←предыдущая следующая→ ...

The more Daylight played the game, the clearer the situation grew.
По мере того как Харниш глубже вникал в игру, картина становилась все отчетливее.
Despite the fact that every robber was keen to rob every other robber, the band was well organized.
Несмотря на то, что каждый грабитель норовит ограбить другого, шайка хорошо организована.
It practically controlled the political machinery of society, from the ward politician up to the Senate of the United States.
Она фактически держит в руках весь политический механизм общества, начиная от кандидата в конгресс какого-нибудь захолустного округа и кончая сенатом Соединенных Штатов.
It passed laws that gave it privilege to rob.
Она издает законы, которые дают ей право на грабеж.
It enforced these laws by means of the police, the marshals, the militia and regular army, and the courts.
Она осуществляет это право при помощи шерифов, федеральной полиции, местных войск, регулярной армии и судебных органов.
And it was a snap.
Все идет как по маслу.
A superman's chiefest danger was his fellow-superman.
Сверхчеловеку некого и нечего опасаться, кроме своего собрата — разбойника.
The great stupid mass of the people did not count.
Народ не в счет.
They were constituted of such inferior clay that the veriest chicanery fooled them.
Это просто быдло; широкие народные массы состоят из существ низшей породы, которых ничего не стоит обвести вокруг пальца.
The superman manipulated the strings, and when robbery of the workers became too slow or monotonous, they turned loose and robbed one another.
Грабители дергают за веревочки, а когда ограбление рабочих почему-либо идет недостаточно бойко, они кидаются друг на друга.
Daylight was philosophical, but not a philosopher.
Харниш любил философствовать, но философом не был.
He had never read the books.
За всю свою жизнь он не взял в руки ни одной серьезной книги.
He was a hard-headed, practical man, and farthest from him was any intention of ever reading the books.
Это был прежде всего человек дела, упрямый и настойчивый, книжная премудрость нисколько не привлекала его.
He had lived life in the simple, where books were not necessary for an understanding of life, and now life in the complex appeared just as simple.
В той суровой, первобытной стране, где он жил до сих пор, он не нуждался в книгах для понимания жизни; но и здесь, в новых условиях, жизнь представлялась ему такой же простой и понятной.
He saw through its frauds and fictions, and found it as elemental as on the Yukon.
Он не поддался ее обольщениям и ясно видел, что под внешним лоском она столь же первобытна, как на Юконе.
Men were made of the same stuff.
Люди и там и здесь — из одного теста.
They had the same passions and desires.
Те же страсти, те же стремления.
Finance was poker on a larger scale.
Финансовые операции — тот же покер, только в больших масштабах.
The men who played were the men who had stakes.
The workers were the fellows toiling for grubstakes.
Игру ведут люди, у которых есть золото, а золото добывают для них рабочие в обмен на продовольствие и снаряжение.
He saw the game played out according to the everlasting rules, and he played a hand himself.
Он видел, что игра ведется по извечным правилам, и сам участвовал в ней наряду с другими.
The gigantic futility of humanity organized and befuddled by the bandits did not shock him.
It was the natural order.
Судьбы человечества, безнадежно одурманенного разбойничьей казуистикой, не волновали его: таков естественный порядок вещей.
Practically all human endeavors were futile.
He had seen so much of it.
Он знал тщету человеческих усилий.
His partners had starved and died on the Stewart.
На его глазах товарищи умирали у реки Стюарт.
Hundreds of old-timers had failed to locate on Bonanza and Eldorado, while Swedes and chechaquos had come in on the moose-pasture and blindly staked millions.
Сотни бывалых золотоискателей ничего не нашли на Бонанзе и Эльдорадо, а пришлые шведы и другие чечако явились на лосиный выгон и наугад застолбили миллионные участки.
It was life, and life was a savage proposition at best.
Такова жизнь, а жизнь — жестокая штука.
Men in civilization robbed because they were so made.
Люди в цивилизованном мире разбойничают, потому что такими создала их природа.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1