7#

Всадник без головы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Всадник без головы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 73 из 617  ←предыдущая следующая→ ...

Such was the homestead that adorned the newly acquired estate of the Louisiana planter—that had become his property by purchase.
Такова была усадьба, недавно приобретенная луизианским плантатором.
As yet no change had taken place in the exterior of the dwelling; nor much in its interior, if we except the personnel of its occupants.
До сих пор не произошло никаких перемен ни во внешнем виде дома, ни внутри него, если не говорить о его обитателях.
A physiognomy, half Anglo-Saxon, half Franco-American, presented itself in courtyard and corridor, where formerly were seen only faces of pure Spanish type; and instead of the rich sonorous language of Andalusia, was now heard the harsher guttural of a semi-Teutonic tongue—occasionally diversified by the sweeter accentuation of Creolian French.
Лица полуанглосаксонского, полуфранко-американского типа мелькают в коридоре и во дворе, где раньше можно было встретить лишь чистокровных испанцев; а вместо богатого, звучного языка Андалузии здесь теперь раздается резкий, гортанный полутевтонский язык и только изредка музыкальная креоло-французская речь.
Outside the walls of the mansion—in the village-like cluster of yucca-thatched huts which formerly gave housing to the peons and other dependants of the hacienda—the transformation was more striking.
За стенами дома, в покрытых юкковыми листьями хижинах, где раньше жили пеоны20, произошли более заметные перемены.
Where the tall thin vaquero, in broad-brimmed hat of black glaze, and chequered serapé, strode proudly over the sward—his spurs tinkling at every step—was now met the authoritative “overseer,” in blue jersey, or blanket coat—his whip cracking at every corner; where the red children of Azteca and Anahuac, scantily clad in tanned sheepskin, could be seen, with sad solemn aspect, lounging listlessly by their jacalés, or trotting silently along, were now heard the black sons and daughters of Ethiopia, from morn till night chattering their gay “gumbo,” or with song and dance seemingly contradicting the idea: that slavery is a heritage of unhappiness!
Там, где высокий, худой вакеро21 в черной глянцевой шляпе с широкими полями и в клетчатом серапе на плечах, звеня шпорами, важно расхаживал по прерии, теперь ходит надменный надсмотрщик в синей куртке или плаще, щелкая своим кнутом на каждом углу; там, где краснокожие потомки ацтеков22, едва прикрытые овчиной, грустно бродили около своих хакале, теперь черные сыны и дочери Эфиопии с утра до вечера болтают, поют и пляшут, как бы опровергая суждение, что рабство -- это несчастье.
Was it a change for the better upon the estate of Casa del Corvo?
К лучшему ли эта перемена на плантациях Каса-дель-Керво?
There was a time when the people of England would have answered—no; with a unanimity and emphasis calculated to drown all disbelief in their sincerity.
Было время, когда англичане ответили бы на этот вопрос "нет" с полным единодушием и горячностью, не допускающей сомнения в искренности их слов.
Alas, for human weakness and hypocrisy!
О человеческая слабость и лицемерие!
Our long cherished sympathy with the slave proves to have been only a tissue of sheer dissembling.
Наша так долго лелеянная симпатия к рабам оказалась лишь притворством.
Led by an oligarchy—not the true aristocracy of our country: for these are too noble to have yielded to such, deep designings—but an oligarchy composed of conspiring plebs, who have smuggled themselves into the first places of power in all the four estates—guided by these prurient conspirators against the people’s rights—England has proved untrue to her creed so loudly proclaimed—truculent to the trust reposed in her by the universal acclaim, of the nations.
Оказавшись на поводу у олигархии23 -- не у старой аристократии нашей страны, потому что она не могла бы проявить такого коварства, а у олигархии буржуазных дельцов, которые пробрались к власти в стране,-- на поводу у этих рьяных заговорщиков против народных прав, Англия изменила своему принципу, так громко ею провозглашенному, подорвала к себе доверие, оказанное ей всеми нациями.24
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1